Главная »  Возобновляемые источники » Изменения в законодательстве тормозят развитие альтернативной энергетики

Изменения в законодательстве тормозят развитие альтернативной энергетики

Вступившие в силу с первого апреля изменения в закон об электроэнергетике сохраняют выгоду для существующих игроков и усложняют выход на рынок альтернативной энергетики новых.

Если в мире альтернатив­ная энергетика пережила свой ренессанс и сейчас развивается значительно медленнее, чем два-три года назад, то в Украине все происходит с точностью до наоборот. Хотя пока энергия возоб­новляемых источников занимает в общем объеме чуть больше 1%, тем не менее в прошлом году активно развивалась солнечная энергетика, к единой энергосистеме было под­ключено несколько крупных ветряных парков, что увеличило установленные мощности ВЭС вдвое.

Однако в конце прошлого года на этом рынке многое поменялось, так как претерпел изменения закон об электроэнергетике, новая редакция которого вступила в силу первого апреля этого года. Новый документ фактически укрепил положение основных игроков рынка альтернативной энергетики, сделав будущие инвести­ции в эту отрасль менее выгодными. Кроме того, изменилось положение небольших инвесторов. С одной сто­роны, закон поддержал частных лиц, устанавливающих на своих крышах солнечные панели, с другой — сделал менее выгодной продажу "Энергорын­ку" энергии, производимой малыми ветроэлектростанциями.

Все свое

Одним из главных изменений игроки и эксперты, опрошенные "Инвестгазетой", однозначно назы­вают уточнение требований к местной составляющей — доле работ, услуг и товаров украинского происхождения в построенной станции, обязательной для получения "зеленого" тарифа. По новым правилам обязательная 30%-ная украинская часть должна быть в станциях, строительство которых началось в первой полови­не прошлого года, а введение в экс­плуатацию планируется с первого июля 2013-го. Станции, сданные после Нового года, получат тариф только в том случае, если будут как минимум наполовину построены из отечествен­ных комплектующих.

Причем тут появилась немало­важная деталь. До апреля 30%-ные и 50%-ные доли могли определять­ся произвольно: например, если проектирование и строительство давали нужный процент от общей стоимости проекта — условие счи­талось выполненным. Теперь же в законе оговаривается украинская доля во всем — от строительства до конкретных агрегатов ВЭС, СЭС.

Самые большие преференции получила солнечная энергетика. Электроенергия СЭС обходится потребителям впятеро дороже, чем в среднем по рынку или ГЭС. Но эта конкретика чревата для игроков двумя проблемами. Во-первых, производителей оборудо­вания для альтернативных станций в Украине не так много. Единственный производитель оборудования для ВЭС — "Фурлендер Виндтехнолоджи Украина" (Краматорск, Донецкая обл.). Солнечные модули для гелиопарков производят тоже считанные компании. Их могло быть и больше, но тут потенциальные инвесторы сталкиваются со второй проблемой. Дело в том, что по закону алгоритм подсчета доли украинских работ в том или ином оборудовании должна разрабатывать Нацкомиссия регу­лирования электроэнергетики, но пока этого документа нет.

В итоге, по словам предправления "Западно-Крымской ВЭС" Лоика Лерминьо, из-за отсутствия конкретного алго­ритма иностранным инвесторам сложно принимать решение о лока­лизации производства в Украине.

Не для малых

Если в Европе в ветроэнергетике активно участвует малый и средний бизнес, то в Украине правительство отсекло небольшие проекты, сделав невыгодной продажу производимой ими энергии в сеть. Согласно новому закону, для ВЭС мощностью больше 2 МВт дополнительный коэффици­ент составляет 2,1, а для станций от 600 кВт до 2 МВт - всего 1,4. Причем с дальнейшим уменьшением мощности станции тариф снижается. Поэтому компании и частные пользователи строят малые ВЭС исключительно для собственных нужд, что отнюдь не способствует развитию малой ветроэнергетики.

По словам генераль­ного директора ООО "Греса-Групп" Николая Савчука, из-за падения дохо­дов после кризиса упал и спрос на малые ВЭС, вплоть до конца прошлого года. Но в настоящее время ситуа­ция начинает стабилизироваться. "Только за январь-март 2013-го было заказано примерно столько проектов ВЭС, сколько за весь прошлый год (всего в 2012-м было 116 малых стан­ций. — Ред.)", — рассказывает Савчук. Добавляя, что в этом году заказывают станции примерно вдвое мощнее, чем в прошлом: если в 2012-м в основном устанавливали ВЭС по 2 кВт, то сейчас популярностью пользуются станции в 4-20 кВт.

Проигнорировав небольшие ВЭС, закон поддержал небольшие гидро­электростанции. Микростанции смогут продавать в сеть энергию с коэффициентом 2, в то время как стан­ции мощностью от 200 кВт до 1 МВт смогут умножать базовый тариф только на 1,6, а более масштабные проекты останутся фактически без поддержки.

Ситуацию усложняет то, что полу­чить доступ к "Энергорынку" и про­давать туда излишки электроэнергии небольшим игрокам очень сложно.

К примеру, новая редакция закона прямо обязывает энергоснабжающие компании с 2014 года выкупать у домохозяйств по "зеленому" тарифу избыточную электроэнергию, про­изводимую солнечными электро­станциями мощностью до 10 кВт. Но и тут не обошлось без своих "но". По словам консультанта инженерного объединения "Солнечные новые технологии" Валерия Червинского, пока что законодательно даже не прописано, к кому обращаться по вопросу подключения к сети, нет алгоритма получения технических условий. В итоге неизвестно, сможет ли простой продавец электроэнергии по "зеленому" тарифу безболезнен­но получить причитающиеся ему деньги.

Как рассказали "Инвестгазете" в НКРЭ, пока что четкой методологии, как это будет происходить, не про­писано и для них. "Если бы не было этих подводных камней, то, возмож­но, уже через несколько лет боль­шинство крыш домов и подсобных помещений, где есть возможность установки таких систем, были бы в фотовольтажных панелях", — уверен консультант инженерного объедине­ния "Солнечные новые технологии" Валерий Червинский.

Условно "зеленый"

Предыдущее законодательство не приравнивало к производителям "зеленой" энергии владельцев био­газовых станций. Нынешние поправ­ки к закону эту несправедливость компенсировали, но лишь отчасти. "Изначально коэффициент "зеленого" тарифа для биогаза планировалось установить на уровне 2,7, однако в принятой редакции закона он составляет всего 2,3", — рассказывает директор НТЦ "Биомасса" Георгий Гелетуха. Соответственно, окупаться биогазовые проекты будут по 10-15 лет. Хотя при первоначальном тарифе этот срок составлял бы 8-13 лет.

При этом получить "зеленый" тариф могут только биостанции, введенные в производство после первого апреля 2013 года — новый закон не дает права получить этот тариф уже реализованным проектам.

Год назад, в прошлом "зеленом" номе­ре, "Инвестгазета" писала о проекте биогазовой установки "Украинской молочной компании". Еще проекти­руя молочную ферму, они решили последовать примеру своих коллег по цеху в Европе или США и изна­чально встроить в комплекс био­газовую станцию, которую должны были обеспечивать сырьем (навозом) восемь тысяч коров, содержащихся на ферме. Таким образом компания собиралась убить сразу нескольких зайцев: обеспечить свои поля менее агрессивными после переработки удобрениями, решить конфликт с жителями соседних сел, которых бес­покоило соседство такой большой фермы, и, наконец, заработать на продаже излишков электричества.

"В себестоимости молока энергия занимает всего 2-3%. Молочное ско­товодство — не самое энергоемкое, коровники отапливать не нужно", — рассказывал председатель правления компании Сергей Быков. За счет раз­ницы между ценой энергии, которую компания предполагала покупать в сети, и электроэнергии, которую она продавала бы по "зеленому" тарифу, руководство рассчитывало окупить 2,3 млн. евро, вложенные в строительство, и еще 400 тыс. грн., потраченные на подключение, за четыре-семь лет, в зависимости от объемов производства. Новый закон не позволит компании осуществить задуманное — получить "зеленый" тариф она сможет, уверен Георгий Гелетуха, только в том случае, если официально выведет объект из экс­плуатации, а потом введет снова.

Однако тут препятствием станет отсутствие на рынке отечественно­го оборудования для производства биогаза. По словам директора НТЦ "Биомасса", его в Украине просто не производят, и уровень локализации может стать непреодолимой пре­градой для развития направления. Поэтому, по словам директора Ассо­циации свиноводов Артура Лозы, пока что бизнес интересуется таки­ми проектами преимущественно декларативно — строить их выгодно только компаниям, планирующим использовать получаемую энергию на собственные нужды.

Новый закон фактически очень выгоден компаниям, которые уже начали строить и планируют сдать станции до конца 2014 года (для солнечных станций — до 1 апреля 2013 года). Для них коэффициент "зеленого" тарифа устанавливается на максимальном уровне, потом он постепенно начинает снижаться.

Так, если солнечные станции крупнейше­го игрока рынка — компании Activ Solar - имеют право на коэффициент в 4,8, то станции, сдаваемые после первого апреля, могут рассчитывать только на 3,5. А в начале 2015 года коэффициент для ветроэнергетики в 2,1 сократится до 1,89. Так что вполне возможно Украину ждет повторение европейской тенденции — только пока государственная поддержка будет на пике, сектор будет расти.

Комментарии

Комментариев еще не было. Добавь первый!

Ваш комментарий

captcha  refresh
Внимание: Тенденциозные или не относящиеся к сути новости комментарии, а также комментарии, оскорбляющие достоинство государства Украина или других комментаторов, будут удаляться без предупреждения