Главная »  Угольная промышленность » Львовский угольный бассейн станет эпицентром корпоративных войн

Львовский угольный бассейн станет эпицентром корпоративных войн

Post Image

На фоне ж/д блокады ОРДЛО началась борьба за угольные активы Западной Украины.

Транспортная блокада оккупированной территории Донбасса сделала свое дело: в стране начался жесточайший дефицит антрацита. От полученного стресса энергетики избавляются кто как может: одни стали искать уголь за рубежом, другие заняли выжидательную позицию. Но без экзотики не обошлось: нехватка антрацита резко подняла спрос на газовый уголь, а вместе с ним и интерес к его производителям. Первым этот тренд уловила команда главы Минэнерго Игоря Насалыка, запустившая банкротства сразу трех предприятий Западной Украины – "Львовуголь", "Волыньуголь" и "Нововолынская №10". Из этих процессов триада угледобытчиков имеет хорошие шансы выйти в частном статусе.

2017-й – третий год подряд, когда отечественный углепром живет без государственной поддержки. Поэтому к банкротствам предприятий из этого сектора уже можно было даже привыкнуть. Но случай с углекопами из Западной Украины уникален. Его главная особенность – наличие единого центра управления: по всем трем эпизодам инициатором банкротств, стартовавших в феврале, была одна структура – ГП "Региональные электрические сети" (РЭС).

У тех, кто спешит обвинить РЭС в диверсии, нет никаких шансов: это предприятие само с 2015 года находится в процедуре банкротства как раз из-за шахт, постоянно наращивающих перед ней долги за поставленную электроэнергию. Правда, если вникнуть в эту проблему даже поверхностно, быстро становится понятно, что основная часть дебиторки "Региональных электросетей" сосредоточена в руках у горняков с оккупированного востока Украины, соответственно, решать ее за счет судебных претензий к шахтерам на западе как минимум не логично.

Почему в РЭС думают по-другому никто не знает. Но это не так и важно. Намного интереснее, почему в момент подачи исков о банкротстве "Львовугля", "Волыньугля" и шахты "Нововолынская №10" "Региональные электросети" "на взлете" не оборвало контролирующее ее Министерство энергетики? Этот вопрос выглядит особенно интересно, если знать ситуацию изнутри.

Простой пример: в последних числах февраля в Минэнерго прошла встреча и.о. главы "Волыньуголь" Александра Зорина с Игорем Насалыком, на которой министр пообещал "генералу" максимальное содействие в решении экономических проблем объединения, а уже на следующий день после возвращения в Нововолынск, Зорин узнал о начале банкротства возглавляемого предприятия. "Говорят, после этого Зорин написал заявление "по собственному желанию". Подписано оно или нет – не знаю",  - сообщил UAprom источник в Минэнерго.

По его словам, Насалык знает о начатой "Региональными электросетями" кампании по банкроству угольщиков с Западной Украины, но предпочитает не вмешиваться в эту ситуацию. "И объединения, и РЭС подчиняются министерству, но первые должны деньги вторым и не отдают. Почему кто-то должен их защищать?", - так звучит неофициальная позиция Минэнерго. Ответить на этот риторический вопрос не так сложно.

На сегодняшний день РЭС – это полуразграбленное предприятие (основная часть его активов – электросети – находится на оккупированной территории Донбасса и фактически им не контролируется). В то же время угледобытчики с Западной Украины, которых банкротят "Региональные электросети" - вполне ликвидные предприятия: например, "Львовуголь" способно увеличить добычу втрое (с нынешних 1,3 до 4 млн. т/год) при условии начала инвестиций в капстрой, а шахта "Нововолынская №10", если найдет деньги на свою достройку, способна будет выдавать на-гора до 1 млн. т угля/год.

До последнего времени вложения в эти предприятия считались нецелесообразными, поскольку они заточены под добычу углей "газовой" группы, которых в Украине всегда было с лихвой. Но блокада торгового сообщения с Донбассом изменит этот уклад: дефицит антрацита уже заставляет теплоэнергетиков переводить свои мощности с потребления антрацитов на газовый уголь.

Пионером этого процесса выступило государственное "Центрэнерго", которое рассчитывает в этом году включить в работу первый такой блок. Если этот тренд подхватят остальные, спрос на марку "Г" вырастет, а вместе с ней – и ликвидность производителей этого угля. Судя по всему, в Министерстве энергетики это поняли первыми. Но даже если запущенные банкротства предприятий с Западной Украины закончатся переходом их активов в частные руки, прямого отношения к этому со стороны Игоря Насалыка не докажет никто.