29.03.2009

Миф об энерго - независимости

uaEnergy

4

0

Миф об энерго - независимости

Разговоры об энергетической независимости ведутся, сколько существует независимое государство Украина. То что большая часть национальных потребностей в нефти и газе (а также ядерном топливе) осуществляется за счет поставок из России, вызывает раздражение у определенной части украинского политикума. Энергетическая независимость Украины, под которой понимается независимость именно и только от России, стала настоящей мантрой, которая особенно часто повторяется во время очередных "газовых войн" и обострения прочих конфликтов с северо-восточными соседями. Однако поставки энергоносителей из России (либо через ее трубопроводы), вопреки воле политиков, диктуются реальными нуждами экономики. И от этого никуда не деться, о чем свидетельствует, в частности, пример Польши — страны, в последние годы предпринимавшей наиболее активные меры по снижению энергетической зависимости от России.

Виктор ТАРНАВСКИЙ

Национальная идея

В настоящее время Польша обеспечивает за счет собственной добычи около 30% потребностей в природном газе и 10% — в нефти. От прекратившего свое существование в 1990 г. СЭВ страна унаследовала и систему обеспечения этими важнейшими энергоносителями: все 100% импорта нефти и газа приходились в то время на поставки из России через бывшую советскую систему магистральных трубопроводов.

Такая ситуация, безусловно, не устраивала новую польскую власть. За почти два десятилетия Польша сделала максимум возможного для снижения энергетической зависимости от России, однако результаты оказались весьма скромными.

Почему? Итак, начнем по порядку.

Роль природного газа в экономике Польши не слишком велика и существенно уступает показателям других стран Европейского Союза. В 2007 г. на газ приходилось лишь около 13% от общенационального производства энергии. Благодаря наличию значительных запасов угля и развитой угледобывающей промышленности, Польша до последнего времени не испытывала необходимости в широком использовании природного газа, к тому же, в основном, импортного происхождения.

Тем не менее, в перспективе потребление природного газа в Польше будет увеличиваться. Если в 2008 г. оно составляло около 14 млрд куб м, то к середине следующего десятилетия этот показатель может превысить 20 млрд куб м. Это вызвано, в первую очередь, давлением со стороны ЕС, требующего сокращения использования угля и более активного перехода к экологически более чистым энергоносителям.

В стране существуют проекты расширения газотранспортной сети с целью подключения к ней большего числа потребителей (включая домохозяйства). Предусматривается и строительство новых газовых электростанций, которые, в связи с отсутствием в Польше АЭС, рассматриваются как единственная альтернатива угольным ТЭС.

Так, например, немецкая RWE в конце июля 2008 г. обратилась к польской государственной нефтегазовой компании PGNiG с предложением о сооружении двух газовых энергоблоков мощностью по 400 МВт. Всего же RWE рассчитывает построить в Польше электростанции общей мощностью 2-3 ГВт.

До конца 90-х годов фактически единственным поставщиком природного газа в Польшу была Россия. В 1993 г. в дополнение к газопроводу "Дружба", идущему через украинскую территорию, было принято решение о строительстве нового магистрального газопровода Ямал-Европа, который должен был проходить через Беларусь и Польшу, создавая новый канал для поставок российского газа как в страны Западной Европы, так и на польский рынок. Этот газопровод пропускной способностью 33 млрд куб м в год был введен в строй в 1999 г., и в настоящее время является крупнейшим источником импортного природного газа для Польши.

Однако чрезмерная зависимость от одного поставщика газа не устраивала правительство Польши как по экономическим, так и по политическим причинам. В связи с этим, на протяжении последнего десятилетия предпринимаются меры по снижению доли России в поставках газа в Польшу. В конце 90-х переход между польской и немецкой газовыми сетями был дополнен системой, позволяющей осуществлять реверсные поставки газа (например, норвежского) из Германии в Польшу. Кроме того, PGNiG стала закупать и среднеазиатский газ, хотя для этого ей пришлось обращаться к посредникам (с 2006 г. посредником является RosUkrEnergo).

В 2007 г. из 9.29 млрд куб м природного газа, импортированного Польшей, на поставки из России пришлось 67.0%, а 24.6% — на среднеазиатский газ, поступивший по тому же газопроводу Ямал-Европа.

Парад альтернатив

Трансбалтийский газопровод (Норвегия)

Проект строительства подводного газопровода из Норвегии в Польшу впервые был озвучен в 2000 г. Тогда предполагалось проложить более чем 1000-километровый трубопровод пропускной способностью до 10 млрд куб м в год, стоимостью около EUR1.5 млрд. Этот газ должен был потребляться не только в Польше, но и в Словакии и странах Балтии, для чего предполагалось продолжить новый газопровод "Янтарь" из Польши в Эстонию.

В 2001 г. PGNiG заключила долгосрочное соглашение с норвежской Statoil о годовой закупке 4.6 млрд куб м газа с 2008 г. по 2024 г. Для обеспечения этих поставок планировалось продолжить подводный газопровод. Начальный проект газопровода был пересмотрен в сторону снижения пропускной способности и уменьшения его стоимости (до $1.1 млрд). Однако даже в таком виде он был слишком дорогим для польской компании, да и стоимость норвежского газа, за покупку которого надо было конкурировать со странами Западной Европы, оказалась неприемлемо велика. В 2003 г. соглашение со Statoil было аннулировано.

Тем не менее, в 2007 г. Польша снова вернулась к норвежскому проекту. Правительство страны заявило о заинтересованности подключения к газопроводу Scanled, по которому планируется поставлять до 9 млрд куб м норвежского газа в год в Швецию и Данию, а PGNiG через одну из своих "дочек" приобрела небольшой пакет акций в этом проекте.

Польские власти предложили продлить газопровод до Польши по дну Балтики, однако это не вызвало интереса у норвежской компании Gassco — инициатора строительства Scanled. По оценкам Gassco, реализация данного проекта с учетом предложений польской стороны потребовала бы значительных капиталовложений в расширение пропускной способности шведской или/и датской газотранспортной сетей.

Сейчас участники проекта все еще изучают обоснованность прокладки газопровода и должны принять решение в апреле 2009 г. Наиболее проблемным является вопрос с финансированием проекта, хотя норвежское правительство согласилось приобрести 30% акций Scanled с соответствующей долей в инвестировании. Пока речь идет только о реализации проекта в его основном варианте, без достройки трубы до Польши.

При этом, как подчеркивают эксперты, Scanled — это последняя возможность восточноевропейских стран получить прямой доступ к норвежскому газу. Строительство новых газопроводов в Норвегии больше не планируется: считается, что существующая система (с учетом Scanled) в состоянии удовлетворить все мыслимые потребности стран-потребителей с учетом планируемого расширения добычи газа в стране (с почти 100 млрд куб м в 2008 г. до 120 млрд куб м к 2015 г.).

Судя по всему, Scanled так и не дотянется до польских берегов, но в среднесрочной перспективе Польша не исключает возобновления закупок норвежского газа. В октябре 2007 г. PGNiG приобрела паи в трех нефтегазовых месторождениях в норвежском секторе Северного моря, содержащих, по предварительным данным, около 35.8 млрд куб м природного газа и 5.8 млн т газового конденсата. Добычу нефти и газа на этих участках планируется начать в 2011 г.

Трансбалтийский газопровод (Дания)

В июле 2001 г. PGNiG подписала соглашение с датской нефтегазовой компанией DONG о закупках 2.0 млрд куб м в год с 2003 по 2010 гг. Для обеспечения поставок предполагалось построить подводный газопровод Baltic Pipe протяженностью более 300 км, который связал бы датскую газотранспортную сеть с побережьем Польши.

Однако этот проект позже был отложен, так как спрос на природный газ в Польше увеличивался не так быстро, как тогда ожидалось, а стоимость датского газа (к которой надо было прибавить $330 млн — стоимость строительства газопровода) оказалась слишком велика. Тем более, что добыча газа в Дании стала снижаться, и DONG уже не располагала значительными излишками, которые можно было бы отправить в Польшу. В январе 2007 г. PGNiG заявила об окончательном отказе от совместного проекта с DONG.

Тем не менее, в мае 2007 г. поляки вернулись к этому проекту, в котором датскую сторону представлял уже оператор газотранспортной сети Energinet.dk. Согласно новому проекту, газопровод пропускной способностью 2-2.5 млрд куб м в год должен был работать как в аверсном, так и в реверсном режиме, обеспечивая поставки норвежского газа в Польшу, а польского либо российского — в Данию. При этом Baltic Pipe рассматривался в качестве более дешевой альтернативы прямому норвежско-польскому газопроводу. Однако этот проект так и не получил развития из-за большого объема затрат и отсутствия необходимых средств у PGNiG.

Строительство LNG-терминала

В качестве альтернативы трансбалтийским подводным газопроводам PGNiG в 2006 г. разработала проект строительства терминала для приема импортного сжиженного природного газа (LNG). В 2007 г. PGNiG создала дочернюю компанию Polskie LNG, а в январе 2008 г. был заключен контракт с канадской фирмой SNC Lavalin Services, которая до конца 2008 г. должна была подготовить проектную документацию и получить от польских властей разрешение на строительство терминала в районе г.Свиноуйсце.

Пропускная способность объекта должна составить 2.5 млрд куб м в год с возможным расширением до 5 млрд куб м. Стоимость первой стадии проекта до кризиса оценивалась в EUR450 млн. По мнению польских аналитиков, из-за дефицита финансовых средств — это единственный крупный проект, который может быть реализован PGNiG в обозримом будущем.

Однако строительство, которое должно было стартовать в начале текущего года, все откладывается, а срок запуска терминала уже перенесен с 2012 г. на 2014 г. Главной проблемой стало то, что польская компания до сих пор так и не нашла надежного источника поставок LNG.

Поскольку в настоящее время в странах Европы реализуется либо планируется ряд проектов строительства LNG-терминалов, на мировом рынке ощущается дефицит сжиженного природного газа, так что для Польши свободных ресурсов LNG может и не оказаться. В 2007-2008 гг. PGNiG вела переговоры с компаниями из Алжира, Ливии, Катара и даже Ирана, но никаких договоренностей достигнуто не было. Правда, в апреле 2009 г. в Польшу ожидается визит катарского эмира Шейха Халида бен Халифа аль Тани, во время которого польская сторона надеется подписать договор.

Вражда враждой, а газ нужен

Не лучше обстоят и дела с импортом нефти. В принципе, для Польши не составляет особой трудности организовать поставки, альтернативные российским, через нефтетерминал в Гданьске, где, к тому же, находится крупный НПЗ. Тем более, что в отличие от газа, поставки которого осуществлялись российской стороной независимо от политических трений, на нефтяном рынке Польша уже имела возможность почувствовать на себе действие российского "энергетического оружия".

После покупки польской компанией PKN Orlen литовского завода Mazeikiu Nafta в 2006 г., россияне, тоже претендовавшие на это предприятие и раздосадованные несправедливым, по их мнению, проигрышем, по надуманному предлогу просто перекрыли поставки нефти в Литву. Впрочем, здесь речь шла, скорее, о бизнесовых разногласиях, нежели о политических.

В 2006-2008 гг. PKN Orlen и Lotos — два крупнейших производителя нефтепродуктов в Польше — неоднократно заключали договоры на закупку нефти в Кувейте, Норвегии, Колумбии, ОАЭ. Однако до сих пор около 90% польского импорта нефти все равно приходится на Россию.

Причина простая. "Мы можем получить нефть из других источников, но зачем, если российская нефть — самая дешевая?" — задает резонный вопрос независимый эксперт Павел Мосак. "Любые поставки должны быть экономически обоснованы, — вторит ему аналитик из компании BM Reflex Урсула Цишляк. — Кроме того, наши НПЗ наилучшим образом приспособлены именно для переработки российской нефти".

В этой связи весьма характерным выглядит отношение Польши к печально известному проекту нефтепровода Одесса-Броды. На словах польские власти всецело поддерживают прокладку новой трубы до НПЗ в Плоцке, но вот в реальности... Во-первых, нефти для этого трубопровода нет и, очевидно, не будет. Во-вторых, такие поставки из-за двух перевалок в портах будут более дорогими, чем закупки российской нефти.

Точно так же именно финансовые соображения заставляют Польшу воздерживаться от приобретения норвежского газа. Его стоимость в последние годы в среднем на 30-40% выше, чем российского, что весьма существенно даже с учетом снижения цен в период кризиса. Более того, в последнее время польское правительство поставило на повестку дня углубление газового сотрудничества с Россией, т.е. фактически усиление той самой пресловутой "зависимости".

В начале марта Польша и Россия в рамках заседания межправительственной комиссии по экономическим вопросам договорились заключить новое соглашение о транзите российского газа в Польшу вместо текущего договора, подписанного в 1993 г. Кроме того, Варшава присоединилась к предложению Минска о строительстве второй ветки газопровода Ямал-Европа, прокладка которой ранее не состоялась именно из-за российско-польских разногласий. Таким образом, при всей напряженности политических отношений, нынешнее правительство Польши все же старается отделить их от прагматичных экономических соображений.

Такому подходу не грех поучиться и украинским политикам. Тем более, что все озвученные ранее в Украине альтернативы российским поставкам газа — прямые договоры с туркменским поставщиком, транспортировка иранского газа по "Белому потоку", ливийского и египетского LNG по морю, иракской и той же ливийской нефти танкерами — выглядят в настоящее время совершенно неосуществимыми.

В конце концов, энергетическая независимость любой страны, вынужденной удовлетворять большую часть потребности в энергоносителях за счет импорта, — это миф, а любая зависимость имеет двусторонний характер. "Хотя кажется, что польские НПЗ зависят от российской нефти, на самом деле это Россия зависит от Польши как от транзитной страны", — говорит Павел Мосак. И украинским политикам необходимо об этом вспоминать не только во время газовых конфликтов.

Комментарии 0

Написать комментарий