29.05.2013

Почему "зеленый" тариф не стимулирует запуск новых электростанций на биогазе

Автор статьи

uaEnergy

Просмотров

3

Комментариев

0

pic

Содержание статьи

  • С 1 апреля 2013 г., согласно изменениям в Закон Украины "Об электроэнергетике" относительно стимулирования производства э/э из альтернативных источников энергии", новые проекты по выработке электроэнергии из биогаза могут рассчитывать на установление для них "зеленого" тарифа. Такие проекты должны соответствовать требованию относительно местной составляющей — в стоимости проектов, запущенных с 1.01.14 г., не менее 30% должны составлять товары и услуги украинского происхождения, а с 1.01.15 г. эта доля увеличивается до 50%.

С 1 апреля 2013 г., согласно изменениям в Закон Украины "Об электроэнергетике" относительно стимулирования производства э/э из альтернативных источников энергии", новые проекты по выработке электроэнергии из биогаза могут рассчитывать на установление для них "зеленого" тарифа. Такие проекты должны соответствовать требованию относительно местной составляющей — в стоимости проектов, запущенных с 1.01.14 г., не менее 30% должны составлять товары и услуги украинского происхождения, а с 1.01.15 г. эта доля увеличивается до 50%.

История биогаза в Украине

Первая биогазовая установка в Украине была построена еще в 1965 г. на базе Бортнической станции аэрации. Для производства биогаза она использовала осадок сточных вод. В 1993 г. металлургический комбинат "Запорожсталь" установил биогазовую установку датской компании Bigadan Ltd мощностью 50 кВт на своей свиноферме. В сутки установка могла перерабатывать 20-22 т свиного навоза.

В 2003 г. корпорация "Агро Овен" запустила на своей свиноферме в Днепропетровской области биогазовую установку голландского производства мощностью 150 кВт. В сутки станция перерабатывала 80 т свиного навоза и органических отходов. В том же году "Украинская молочная компания" (УМК) последовала примеру корпорации "Агро Овен", запустив на своей ферме биогазовую установку по переработке навоза КРС и силоса кукурузы. Мощность этой установки стала рекордной за всю историю биогазовой отрасли в Украине — 1 МВт.

Биогазовая установка для переработки силоса кукурузы была внедрена на Вознесенском коньячном заводе, а установки на сточных водах — на Рубежанском картонно-тарном заводе и Лужанском спиртзаводе. Появились и установки по сбору т.н. свалочного биогаза (landfill gas) — на Львовском, Мариупольском, Запорожском, Луганском и Киевском и др. полигонах ТБО.

Тем не менее, до сих пор количество биогазовых установок на разных видах сырья невелико, и причина тому — отсутствие до недавних пор государственной поддержки таких проектов, и, как следствие, длительный срок их окупаемости.

Законодательные сложности

Для окупаемости проекта существенной является возможность выгодно продавать вырабатываемую э/э, а не просто экономить за счет более рационального использования собственных ресурсов. В отличие от солнечных и ветровых электростанций, биогазовые проекты такой возможности долгое время не имели.

В апреле 2009 г. был принят закон, предоставляющий возможность "альтернативным" электростанциям, вырабатывающим э/э из возобновляемых источников, продавать ее по льготным повышенным ставкам ("зеленым" тарифам). Биогазовые установки не попали под действие этого закона из-за нечеткого определения понятия "биомасса". Согласно ему, "биомассой являются продукты, состоящие полностью или частично из веществ растительного происхождения, которые могут быть использованы как топливо с целью преобразования энергии, содержащейся в них". Поскольку биогаз может производиться из различного сырья, имеющего не только растительное происхождение (осадок сточных вод, отходы животноводства и т. д.), действие "зеленого" тарифа на него не распространялось.

В начале октября 2011 г. Верховная Рада приняла Закон "О внесении изменений в статью 171 Закона Украины "Об электроэнергетике". Закон должен был усовершенствовать систему тарифообразования на э/э, вырабатываемую из биогаза, и установить для нее коэффициенты "зеленого" тарифа.

В частности, для э/э, полученной из растительного и животного сырья, а также органической части отходов, был предусмотрен коэффициент 2.7. Однако Президент ветировал этот Закон, ссылаясь на расчеты Института возобновляемой энергетики Украины, согласно которым после 2017 г. себестоимость э/э из биомассы растительного, животного происхождения и ТБО будет в семь раз выше, чем себестоимость "ветровой" э/э.

Таким образом, привлекать инвестиции в сферу, заведомо нерентабельную после окончания действия "зеленого" тарифа, станет нецелесообразно.

В конце 2011 г. участники рынка альтернативной энергетики, среди которых был и научно-технический центр "Биомасса", направили на имя Президента открытое письмо с просьбой отменить вето и принять закон с запланированными поправками.

В ноябре 2012 г. Верховная Рада приняла Закон №5485-VI "О внесении изменений в Закон Украины "Об электроэнергетике" относительно стимулирования производства э/э из альтернативных источников энергии", предусматривающий введение "зеленого" тарифа на э/э, получаемую из биогаза и составляющих твердых бытовых отходов (ТБО), подлежащих биологическому разложению.

Закон установил коэффициент "зеленого" тарифа для э/э из биогаза на том же уровне, что и для твердой биомассы (пеллеты, брикеты) — 2.3. Право продавать э/э по "зеленому" тарифу получат компании, запускающие свои биогазовые установки после 1.04.13 г.

"Маловато будет"

Несмотря на то, что производители э/э из биогаза наконец получили право на установление им "зеленого" тарифа, особого оживления на рынке это не вызвало. "Дали слишком мало и слишком поздно", — считает эксперт UNIDO Николай Кобец. Невысокий "зеленый" тариф для э/э из биогаза увеличивает сроки окупаемости биогазовых проектов до 12-15 лет, делая их непривлекательными для инвесторов.

Хотя законопроект (№10183 от 13.03.12 г.) обсуждался экспертами отрасли, высказавших ряд критических замечаний и предложений по изменению текста документа, их мнение учтено не было. При этом на недостатки законопроекта было обращено внимание председателя комитета Верховной Рады Украины по вопросам ТЭК Николая Мартыненко, к которому с открытым письмом обратился Украинский национальный комитет Международной торговой палаты. Копии письма были также разосланы премьер-министру Украины, председателю Национальной комиссии, осуществляющей государственное регулирование в сфере энергетики, председателю Госэнергоэффективности и председателю Администрации Президента Украины.

Однако реакции не последовало. Через неделю после принятия Закона №5485-VI несколько отраслевых ассоциаций обратились к Президенту с просьбой ветировать его, отправив на доработку, но Президент закон подписал.

Закон, который не работает

По мнению экспертов, в Законе №5485-VI содержится ряд критических ошибок, которые делают практически невозможным установление "зеленого" тарифа для проектов по выработке электроэнергии из биогаза. Пожалуй, наиболее полный разбор их осуществлен Биоэнергетической ассоциацией Украины (БАУ), которая в конце прошлого года подготовила несколько аналитических записок, в которых изложила видение общей ситуации с развитием сектора.

Как отмечено выше, "дали слишком мало". По мнению БАУ, необходимо вернуть коэффициенты "зеленого" тарифа для э/э, произведенной из биогаза и бытовых отходов, предусмотренные версией законопроекта, принятой в первом чтении 3.07.12 г. — соответственно, 2.7 и 3.0. Только тогда можно говорить о реальных сроках окупаемости биогазовых проектов.

Кроме того, необходимо вернуть данное в этой версии определение термина "биомасса", соответствующее директиве ЕС, включающее как отходы, так и продукты лесного и сельского хозяйства и т.д. В Законе слово "продукты" опущено, что вывело из-под действия Закона самые распространенные виды биомассы, в том числе дрова, щепу и другое сырье для ТЭЦ/ТЭС на биомассе, а также силос кукурузы как сырье для биогазовых установок.

Пожалуй, наиболее труднопреодолимым барьером стало требование к доле местной составляющей оборудования, материалов и услуг для объектов, претендующих на получение "зеленого" тарифа. Как уже было отмечено, для проектов, внедряемых с 2013 г., она составляет 30%, а с 2014 г. — увеличивается до 50%.

С учетом того, что в нашей стране не производится (и не планируется в ближайшее время к производству) большая часть оборудования и комплектующих, используемых в биогазовых установках, требование это следует считать невыполнимым. Эксперты БАУ считают, что максимально возможная доля местной составляющей находится на уровне 40%.

Хотя требование местной составляющей вроде бы преследует благие цели — стимулировать развитие в Украине соответствующих производств, создать новые рабочие места и пр. — на практике оно приводит к противоположным результатам. В аналитической записке БАУ указывается на пример других стран, где подобное требование затормозило развитие возобновляемой энергетики и в какой-то степени экономики в целом.

К другим законодательным препятствиям для развития биогазового сектора можно отнести ошибки в используемой в Законе терминологии, лишение уже существующих проектов возможности получить "зеленый" тариф, а также проектов, в которых биомасса сжигается совместно с ископаемым топливом.

Таким образом, производителей э/э из биогаза в очередной раз обделили на законодательном уровне — закон вроде и приняли, а вот воспользоваться им владельцам биогазовых установок вряд ли удастся.

Комментарии 0

Написать комментарий