27.11.2013

В Украине масса отходов, достойных называться биотопливом, как и котельных, достойных его использовать

uaEnergy

67

0

В Украине масса отходов, достойных называться биотопливом, как и котельных, достойных его использовать

Содержание статьи

  • Общая мощность действующих биоэлектростанций сейчас составляет неполных 10 МВт и к концу 2013 г. может возрасти максимум до 16 МВт. На стадии рассмотрения — еще четыре-пять проектов строительства ТЭС, использующих твердую биомассу (в Киевской, Волынской, Ривненской и Черниговской областях). В случае их реализации "твердотопливная биогенерация" увеличится аж на 50-70 МВт. Между тем, по мнению Юрия Корольчука, эксперта Института энергетических стратегий, имеющийся потенциал позволяет только до 2020 г. реально нарастить мощность генерации, работающей на твердом биотопливе, до 3 ГВт.

Общая мощность действующих биоэлектростанций сейчас составляет неполных 10 МВт и к концу 2013 г. может возрасти максимум до 16 МВт. На стадии рассмотрения — еще четыре-пять проектов строительства ТЭС, использующих твердую биомассу (в Киевской, Волынской, Ривненской и Черниговской областях). В случае их реализации "твердотопливная биогенерация" увеличится аж на 50-70 МВт. Между тем, по мнению Юрия Корольчука, эксперта Института энергетических стратегий, имеющийся потенциал позволяет только до 2020 г. реально нарастить мощность генерации, работающей на твердом биотопливе, до 3 ГВт.

Но европейская практика показывает, что твердое биотопливо находит применение прежде всего в производстве не электрической, а тепловой энергии. И, по мнению Виктора Андриенко, руководителя департамента аналитики ООО "IBCentrе", биомасса — единственный  возобновляемый  источник энергии (ВИЭ), использование которого в Украине в нынешних экономических условиях является рентабельным в тепловой генерации. "Вопрос только в политической воле и наличии средств для реализации соответствующих проектов. Перевод значительной части тепловой генерации на твердую биомассу является экономически обоснованным и выгодным", — настаивает эксперт.

Тепловые перспективы

В мире уже существует практика совместного использования ископаемого и биологического топлив в твердотопливных блоках большой мощности (см. "Законный "облом"). Но сделать такой смелый шаг, как перевод теплоэлектроцентралей крупных городов на биомассу, Украина пока не готова.

Кстати, стоит учесть, что ТЭЦ строились прежде всего для производства электроэнергии, а основу отечественной тепловой генерации составляют обычные котельные, которых по стране насчитывается 24 тыс. (даже в Киеве, при наличии трех крупных ТЭЦ, действуют 248 котельных). И подавляющее их большинство нуждается в реконструкции.

Сейчас в некоторых районных центрах Украины местные власти инициируют проекты использования альтернативного топлива для производства тепла — 285 украинских котельных уже переведены на древесину и солому. Как поясняет Виктор Андриенко, "для промышленности и объектов социальной сферы (школы, больницы) действующие тарифы на газ составляют 4,68 грн./куб.м; для таких объектов выгода от замены газовых котлов котлами, работающими на твердом биотопливе, безусловна: они окупятся за один-два отопительных сезона".

Возникает вопрос: почему в таком случае практика замены котлов не стала повсеместной? Ведь, по оценкам Госинвестпроекта, потенциал биомассы, о котором речь шла выше, позволяет создать теплогенерирующие мощности в 9 ГВт.

Проблема котельных, поясняют специалисты, состоит в том, что они рассчитаны на производство исключительно тепловой энергии. Но в большинстве  населенных пунктов Украины централизованное горячее водоснабжение полностью или частично отключено. Иными словами, полгода котельные простаивают, и в таких условиях найти частного инвестора для их переоснащения практически невозможно.

Другое дело, если после модернизации котельная стала бы вырабатывать и электроэнергию. И за последние 10 лет в Украине на ряде котельных были установлены когенерационные агрегаты, позволяющие производить оба вида энергии.

Практика показала, что такие мини-ТЭЦ благодаря производству и продаже электроэнергии оказались экономически более устойчивыми, чем узкоспециализированные котельные. В случае с биотопливными ТЭЦ можно добиться еще лучшего эффекта, ведь они могут получить "зеленый" тариф на электричество.

Кроме того, для таких объектов не нужно выделять отдельные земельные участки, они могут размещаться в уже существующих строениях котельных и "вписываться" в имеющуюся инфраструктуру. "Замена существующих котельных, работающих на традиционных видах топлива, биотопливными ТЭЦ — безусловно, очень перспективное направление. При малых мощностях (1-5 МВт электрической мощности и 3-15 МВт — тепловой) инвестиции составляют около EUR3,5 тыс. на 1 кВт установленной мощности. Для проектов большей мощности стоимость может снизиться до EUR2,8-3 тыс. на 1 кВт", — говорит Георгий Гелетуха, председатель правления Общественного союза "Биоэнергетическая ассоциация Украины". Окупаемость такого рода проектов, по расчетам экспертов, составляет два-три года.

Дотационный "порог"

Однако следует учитывать, что львиная доля потребления тепловой энергии и в Украине, и в странах ЕС приходится на ЖКХ. И здесь перед украинскими биоэнергетиками стоит неразрешимая пока проблема — государственные дотации на природный газ, субсидии, субвенции, которые получают предприятия жилищно-коммунального хозяйства. "С 2010 г. для предприятий ЖКХ установлен тариф на газ для производства тепла для нужд населения в 1,3 тыс.грн. за 1 тыс.куб.м (для промышленности и объектов социальной сферы — 4,68 тыс.грн. на 1 тыс.куб.м; см. "Тепловые...".. — Ред.). При указанном тарифе котлы, использующие твердое биотопливо, нерентабельны", — поясняет Виктор Андриенко.

"Пока коммунальщики будут платить дотируемые 1,3 тыс.грн., невозможно внедрять альтернативные источники энергии. Только в 2012 г. они получили 12 млрд грн. дотаций. Если эти средства направить на развитие альтернативной энергетики в ЖКХ, Украина значительно быстрее продвинулась бы на пути диверсификации потребления энергоресурсов", — утверждает Станислав Захаров, руководитель департамента проектного управления и энергоэффективности в сфере жизнеобеспечения Минрегиона.

Впрочем, определенные перспективы уже "намечаются" и в этом направлении. Во-первых, по словам г-на Андриенко, власти постепенно снижают лимит дотируемого газа. Если в прошлогоднем отопительном сезоне дотации выделялись на 8 млрд куб.м газа, то уже в этом году Кабмин распоряжением №618-р от 17.07.13 г. утвердил лимиты на уровне 6,3 млрд куб.м. "Потребление газа выше указанных лимитов будет оплачиваться по рыночной цене, и переход на твердое биотопливо для потребителей сверхлимитных объемов газа будет очень выгодным",— прогнозирует эксперт.

Во-вторых, как говорит г-н Гелетуха, 24.07.13 г. было принято постановление Кабмина №512, которое должно оказать значительное позитивное влияние на развитие сектора производства тепловой энергии из биомассы в ЖКХ. Этим документом внесены изменения в существующий механизм предоставления субвенций местным бюджетам на погашение кредиторской задолженности предприятий, производящих, транспортирующих и поставляющих тепловую энергию. До его принятия субвенция выделялась только на импортный газ, а теперь она распространена на все виды топлива, включая твердое биотопливо. "Конечно, по сравнению с общим объемом дотаций — это капля в море. Но постановление дает сигнал инвесторам, что власти намерены менять существующий порядок вещей — биомасса уравнена "в правах" с природным газом при получении субвенций на тепловую энергию для населения",— подчеркивает г-н Гелетуха.           

Знай свое место

В отличие от ветропарков и солнечных электростанций, зависящих от капризов погоды, ТЭЦ на биотопливе способны обеспечить стабильное, прогнозируемое и легко регулируемое производство электроэнергии. И их можно относительно легко "вписать" в существующую объединенную энергетическую систему (ОЭС).

Украинская генерация имеет четкую структуру, и все ее мощности делятся на базовые и маневренные. Основу базовой генерации (80% мощностей) составляют АЭС, ТЭС, ТЭЦ и блокстанции (электростанции, принадлежащие предприятиям, подчиняющиеся их диспетчерским, но подключенные к ОЭС). Все они работают в режиме штатной нагрузки и останавливаются только в случае плановых работ или аварий. Понятно, что начать замену мощных энергоблоков этих станций биотопливными Украина не готова ни техническими психологически.

Гораздо сложнее обстоит дело с маневренными мощностями, которые должны сглаживать суточные колебания потребления электроэнергии, достигающие сейчас примерно 30%. Их роль должны играть ГЭС и ГАЭС. Однако их нынешней доли в производстве электроэнергии (менее 10%) явно недостаточно, а малая гидроэнергетика в Украине почти не развивается. Правда, в маневренном режиме могут использоваться ТЭС и ТЭЦ, но с одной оговоркой — для этого экономически целесообразно иметь "под рукой" блоки мощностью не более 100 МВт. А таковых в Украине явный дефицит — на теплоэлектростанциях их не более двадцати. В большинстве своем они или принадлежат промпредприятиям, или законсервированы, поскольку рассчитаны на использование газа и мазута. В результате энергетики вынуждены маневрировать все теми же угольными блоками ТЭС мощностью 150-800 МВт, которые спроектированы для работы в базовом режиме. Почти все из ста с лишним блоков украинских теплостанций введены в эксплуатацию более 40 лет назад, и 90% из них отработали парковый ресурс в 100 тыс. часов. 

Эксплуатация в качестве маневренных мощностей их просто "убивает". Таким образом, биотопливные ТЭЦ могут восполнить имеющийся дефицит. Ведь от перепадов напряжения в первую очередь страдают не крупные центры, а удаленные от них районы (где и логично размещать новые объекты биоэнергетики — вблизи источников топлива). Твердое биотопливо в разных видах имеется в любом регионе Украины, а станции, работающие на таком топливе, перспективно проектировать именно небольшой мощности — максимум 25 МВт. Они не будут испытывать трудностей с доставкой топлива — необходимый объем биомассы можно будет "собрать" в радиусе 40-50 км.

Законный "облом"

Одним из "камней преткновения", которые не дают развиваться украинской биоэнергетике, является урезанное определение термина "биомасса", приведенное в Законе "Об электроэнергетике": к ней отнесены исключительно отходы органического происхождения. В соответствии с Государственным классификатором отходов, таковыми являются: кукурузные обрушенные початки и стебли кукурузы, солома (сухая ботва), обрезки, кроны и верхушки деревьев, сучья, ветки. Применение любого другого биотоплива, конечно, возможно, но в этом случае инвестор уже не сможет получить "зеленый" тариф (который является основным государственным стимулятором привлечения средств в эту отрасль).

Таким образом, владельцы биотопливных ТЭЦ пока не могут использовать наиболее выгодные, с точки зрения эффективности работы объекта, виды твердого биотоплива — пеллеты, топливные брикеты и некондиционную древесину, поскольку они являются переработанной продукцией. По этой же причине в Украине не развивается и выращивание энергетических культур.

Нельзя сказать, что в коридорах власти эту проблему игнорируют: еще в конце апреля этого года в парламенте был зарегистрирован законопроект №2946 "О внесении изменений в некоторые законы Украины в части стимулирования производства электроэнергии из альтернативных источников энергии" который с тех пор пережил несколько редакций. Документ предлагает определить "биомассу" как "отходы и продукцию". Это соответствует европейской Директиве 2009/28/ЕС, требования которой Украина обязана выполнять, поскольку присоединилась к Энергетическому сообществу.

Кроме того, одним из предметов дискуссии в ходе подготовки законопроекта к рассмотрению Верховной Радой является и вопрос о введении "зеленого" тарифа в случае смешанного (с каменным углем) использования твердого биотоплива для производства электроэнергии. На ту долю энергии, которая произведена из биотоплива, в этом случае может быть введен коэффициент (повышающий обычный тариф) в размере 1,9 (для "чистой" биомассы — 2,3).

У кого подсмотреть

В мире насчитывается около 2 тыс. биотопливных ТЭС и ТЭЦ общей установленной электрической мощностью 22,5 ГВт., а к 2015 г. их общая мощность возрастет еще на 8 ГВт. Ожидается, что инвестиции в строительство и эксплуатацию этих энергоустановок с нынешних EUR12.2 млрд увеличатся до EUR15.5 млрд в год. При этом половина всех указанных мощностей установлена в странах ЕС. Сейчас биотопливо обеспечивает производство около 4% европейской электроэнергии.

Но гораздо большее применение биомасса играет в тепловой генерации ЕС — ее доля превышает 15%. В ряде европейских стран этот показатель значительно выше. Например, в Швеции более 60% тепловой энергии "добывают" из биомассы, в Австрии — 37%, в Дании — 35%. Европейский совет по ВИЭ уже сделал прогноз, что к 2020 г. биомасса станет топливом для выработки 24% тепла в Евросоюзе (самой крупной в мире биоэлектростанцией признана "древесная" Оy Alholmens Kraft мощностью 160 МВт тепловой энергии и 265МВт электроэнергии в финском Пиетарсаари).

Стоит отметить также, что биотопливные ТЭЦ устанавливаются и в крупных европейских центрах. В Вене в 2020 г. планируют перевести на использование твердого биотоплива примерно 80% всей теплогенерации. Кроме того, в ряде стран ЕС введены налоговые льготы для установок, работающих на биомассе: пониженный НДС на биотопливо или освобождение биоэнергетики от уплаты налога на выбросы диоксида углерода (который должны платить производители энергии из ископаемых топлив). Шведская биоэнергетическая ассоциация (Svebio) считает, что развитие биоэнергетики произошло прежде всего благодаря этому: "углекислый" налог в размере EUR115 за 1 т CO2  был введен в 1990 г. В результате в этой скандинавской стране сейчас действуют 170 ТЭЦ на биомассе и еще 40 установок находятся в стадии строительства.

Комментарии 0

Написать комментарий