21.05.2009

Угольная отрасль живет при социализме

uaEnergy

4

0

Угольная отрасль живет при социализме

19.05.2009, Олег Гавриш, Александр Черновалов

Кабмин отказывается от рыночных подходов

На протяжении года правительство последовательно проводило политику отказа от рыночных подходов в угольной отрасли. Таким образом удается загружать заказами государственные шахты, однако это никак не позволяет привлечь необходимые для модернизации предприятий отрасли $1,5 млрд. Поэтому Кабмин планирует приватизировать почти 100 шахт. Не исключено, что найдутся желающие приобрести эти активы, отмечают эксперты.

Экономика нажима

По данным Минтопэнерго, на протяжении последнего года Кабинет министров принял 11 постановлений, регулирующих рынок угля. Все они, по мнению участников рынка, так или иначе усиливают государственное регулирование. Так, в марте для поддержки государственных шахт Кабмин решил создать госрезерв энергетического угля. На его финансирование до конца года планируется потратить 800 млн грн из стабилизационного фонда. В начале апреля правительство поручило НАК "Энергетическая компания Украины" (управляет большинством генерирующих компаний страны) покупать уголь только у государственных шахт, входящих в ГП "Уголь Украины". В конце апреля в Кабмине заявили, что готовы принять обратно в госсобственность и загрузить заказами те частные шахты, владельцы которых не могут выплачивать заработную плату. "Если бывший министр угольной промышленности Сергей Тулуб принимал решения ситуативно, при этом некоторые из них были направлены в сторону либерализации рынка, то нынешнее правительство прямо отстаивает социалистическую модель развития угольной отрасли",– говорит Максим Шеин из ИК "Брокеркредитсервис".

По словам директора компании CoalImpex (экспортно-импортные операции с углем) Василия Кононова, главная причина усиления госрегулирования – желание правительства поддержать ГП "Уголь Украины", оказавшееся в сложном положении вследствие экономического кризиса, и таким образом избежать социальных проблем: массовых увольнений и невыплаты зарплат шахтерам, что особенно важно в канун президентских выборов. "Создание цивилизованного рынка угля может грозить ГП 'Уголь Украины' значительным снижением продаж, поскольку его продукция гораздо менее конкурентоспособна, чем уголь частных шахт, и по цене, и по качеству",– говорит господин Кононов.

Аналитик ИГ "Сократ" Дмитрий Хорошун отмечает, что правительство вынуждено использовать административные методы, поскольку в течение длительного времени не решается повысить до экономически обоснованного уровня тарифы для населения на природный газ, тепловую и электроэнергию. "Тарифы для населения на электроэнергию в Украине в полтора-два раза ниже европейских. Дотирование населения подразумевает убыточность и дотацию на каких-то этапах производства электроэнергии. Один из таких этапов – закупка угля, которая намеренно осуществляется по низким ценам у дотируемых государственных шахт",– говорит господин Хорошун. С этой точки зрения отсутствие рыночных реформ в отрасли вполне логично, считает аналитик ИК Dragon Capital Сергей Гайда.

Груз проблем

Украинские шахты – в числе самых опасных в мире, рассказали Ъ в Минтопэнерго. По данным Министерства угольной промышленности, большая часть украинских шахт начали работу более 50 лет назад. Почти 96% угольных шахт с конца 80-х годов прошлого века работают без реконструкции. 2/3 трети основного стационарного оборудования отработало нормативный срок эксплуатации и требует немедленной замены. Поэтому почти 80% украинских шахт считаются аварийными и нуждаются в модернизации и реконструкции. Общий дефицит инвестиций в отрасль, по данным Минуглепрома, превысил $1,5 млрд.

По мнению Дмитрия Хорошуна, решить проблему износа основных фондов и нехватки инвестиций невозможно без приватизации и поиска инвесторов. Сегодня в Украине приватизированы либо находятся в аренде 17 шахт, в том числе 6 крупных (см. справку). По словам господина Хорошуна, крупные частные приватизированные украинские шахты имеют гораздо лучшие финансовые показатели, чем государственные: "Шахта 'Красноармейская-Западная #1'", "Краснодонуголь", "Павлоградуголь", "Комсомолец Донбасса" находят возможности выплачивать заработную плату и ежегодно увеличивать объем инвестиций в модернизацию и развитие. "Сообщения о задержках зарплаты и высоком износе основных фондов идут как раз в основном с государственных шахт. Выход тут один – приватизация",– соглашается Сергей Гайда.

В правительстве понимают необходимость приватизации. В конце апреля Минуглепром и Фонд госимущества приступили к разработке положения о проведении открытых аукционов по продаже 99 государственных угледобывающих предприятий. Господин Хорошун считает, что, несмотря на кризис, приватизация шахт может дать положительный результат. "Сама по себе идея неплоха – это позволит выручить средства от продажи и, главное, не тратить деньги на дотации",– говорит он.

Впрочем, ожидать удачной продажи шахт в ближайшее время трудно. По словам аналитика инвесткомпании Astrum Investment Юрия Рыжкова, последние указы и поручения правительства имеют ряд недочетов, в частности противоречат законодательству о приватизации. В компании также считают, что для того, чтобы приватизировать шахты, необходимо заинтересовать потенциальных покупателей, например предоставить инвесторам преференции и возможность продавать добытый уголь госпредприятиям. Пока же вместо этого перед потенциальными инвесторами ставятся весьма жесткие социальные обязательства, о чем в конце апреля заявил Минуглепром.

Либеральный выход

В дальнейшем приватизация шахт представляется вполне реальной. Для ее успешного проведения необходимо решить ключевую для отрасли проблему отсутствия рыночного ценообразования. Генеральный директор "Центрэнерго" Сергей Попов отмечает, что сегодня цена на энергетический уголь государственных шахт для украинских ТЭС превышает европейскую в среднем на 30%. В то же время сами угольщики говорят, что эта цена не позволяет государственным шахтам полностью покрывать себестоимость, что приводит к необходимости субсидирования.

Дмитрий Хорошун утверждает, что в долгосрочной перспективе энергетические ресурсы в мире, в том числе и уголь, будут пользоваться гораздо большим спросом, причем этих ресурсов со временем становится все меньше. Это увеличит европейские цены в полтора-два раза, что, соответственно, приведет к росту стоимости угля в Украине. Тогда шахты, которые сейчас представляются нерентабельными, снова станут интересны. "К тому времени было бы логичным создать площадку, которая сможет давать объективную цену на уголь, например угольную биржу. Это позволит избежать лишних споров о том, насколько объективны цены на рынке, и повысить привлекательность отрасли для инвесторов, которые будут четко понимать, почему уголь стоит именно столько",– говорит господин Гайда.

Изменение условий позволит Кабмину перестать опасаться социальных проблем. Главным аргументом правительства, придерживающегося существующей социалистической модели развития рынка, является необходимость сохранения рабочих мест на нерентабельных шахтах. Логика правительства проста – частный собственник постарается поскорее закрыть шахты, не приносящие прибыли, оставив лишь рентабельные производства. Однако Дмитрий Хорошун говорит, что опасения напрасны: лишь 15% от общего числа шахт не имеют никаких перспектив. Остальные могут быть модернизированы и сохранены. "Я считаю, что уже через год-два начнется очередной, и длительный, период дорогой нефти, дорогого газа и дорогого угля. Поэтому те шахты, которые сейчас представляются нерентабельными, станут интересными",– отмечает он. "Если частный инвестор уверен, что сможет сделать шахту прибыльной, то, несмотря на убыточность, эта компания может быть привлекательной для стратегических инвесторов",– говорит Сергей Гайда. "В Украине есть предпосылки для повышения платежеспособного спроса даже на украинский уголь, что позволит сохранить большинство действующих шахт",– заключает Дмитрий Хорошун.

"Для спасения предприятий необходимо ручное регулирование"

Вячеслав Теросипов

генеральный директор

ГП «Лисичанскуголь»

– Что вы думаете о планах правительства приватизировать 90 угольных предприятий?

– Я думаю, что эти шахты сейчас просто никто не купит. Угольная отрасль переживает острый кризис, предприятия работают в убыток, и, конечно, продавать активы в такой ситуации бессмысленно.

– Как можно улучшить ситуацию в отрасли?

– Вернуть госзаказ на угольную продукцию. Энергетики отказываются брать наш уголь. И хотя государство, по сути, заставляет их, нам удается продать лишь 40% того, что мы добываем. На мой взгляд, регулирование в данной ситуации должно быть еще жестче.

– Но это противоречит логике рынка.

– Возвращаться к построению рынка угля надо только после улучшения ситуации в отрасли. Сейчас для спасения предприятий необходимо ручное регулирование.

– Но тогда не удастся привлечь инвестиции.

– Инвестиции не удастся привлечь не из-за ручного регулирования, а из-за противоречивости существующего законодательства. У нас есть несколько законов, которые прямо запрещают получение шахт в аренду и их приватизацию. Так, последнее решение правительства по поводу приватизации шахт, с одной стороны, предполагает их продажу, а с другой – не снимает запреты, которые есть в других законодательных актах. Прежде чем устраивать приватизацию и думать об инвестициях, нужно навести элементарный порядок в законодательстве.

– Но ведь без инвестиций вряд ли удастся улучшить ситуацию на шахтах.

– Почему вы так думаете? Государственные шахты сегодня работают лучше некоторых частных. На большинстве частных шахт нет такой системы проверки качества угля, как на государственных. Да и статистика несчастных случаев говорит не в пользу частных шахт. Конечно, есть большие частные шахты, которые могут успешно работать и которым приватизация пошла на пользу. Но большинство таких предприятий все же отстает по уровню качества продукции и условиям работы от государственных. Сейчас нужен не столько поиск инвесторов, сколько рост цен на энергетический уголь. Я считаю, что справедливо сравнить теплотворную способность угля и природного газа. И, сопоставив ее, подтянуть цену на единицу энергетического угля до уровня цены на единицу природного газа, дающего ту же теплотворную способность. Если это произойдет, цены на энергетический уголь вырастут в два-три раза и большинство предприятий отрасли в этом случае начнут работать с прибылью.

– Как обстоят дела с экономическими показателями шахт?

– Сейчас 95% государственных шахт работает в убыток.

– Может быть, проще тогда вообще их закрыть?

– Это градообразующие предприятия, на которых работают десятки тысяч человек. У нас в городе закрытие одной шахты "Черноморка" привело к катастрофическим последствиям. Множество людей лишились работы, началась социальная депрессия, рост уровня преступности. Просто цена на уголь должна быть справедливой, угольщики должны перестать дотировать энергетиков и металлургов. Тогда инвестиции сами придут в отрасль.

"Я считаю, что рынок должен быть либеральным"

Наталья Королевская

глава парламентского комитета

по вопросам промышленной

и регуляторной политики

и предпринимательства

– Почему правительство продолжает использовать социалистическую модель в угольной отрасли?

– Сегодня у нас существует несколько рынков угля. Это государственный рынок, на котором есть госзаказ, частный рынок, приближенный к цивилизованной модели, и теневой рынок, куда поставляется уголь с "копанок" – нелегальных шахт. И, конечно, эти три вида производителей пытаются прорваться к потребителям. А основной потребитель у нас – НАК "Энергетическая компания Украины" (ЭКУ), управляющая генерациями. В НАК ЭКУ заявили, что будут покупать только государственный уголь. При этом потребность компании – 1 млн т угля в месяц. А госпредприятия в мае произведут 1,7 млн т угля. НАК ЭКУ не подтвердила на май прием ни одной тонны угля ни у одного частного добытчика. Таким образом, частный рынок оказался в очень тяжелом положении – фактически он не имеет сбыта. Все-таки я считаю, что рынок должен быть либеральным. Должна быть создана биржа угля – площадка, на которую смогут выходить все покупатели и продавцы.

– Как привлечь инвестиции в отрасль?

– Основное препятствие для инвестиций – это власть чиновников, которые решают: выдать какую-нибудь очередную справку или нет, аннулировать какой-то очередной контракт или нет. Нам нужно провести полную дерегуляцию на рынке – только так можно привлечь инвесторов.

– Скажите, как вы оцениваете инициативу правительства по возвращению в госсобственность частных угольных предприятий, имеющих задолженность по заработной плате?

– Частные компании потребовали, чтобы государство выкупило их уголь. Между тем государство не может найти дополнительные средства на это. Купить мы не можем, но надо подумать, как помочь отрасли. Возможно, следует уменьшить налоговое давление, давление контролирующих органов, создать стимулы для экспорта угля. Надо развивать новые рынки – например, сахарные заводы, частные ТЭЦ.

– А как следует поступать с нерентабельными шахтами?

– Есть нерентабельные шахты, у которых есть запасы, но совсем немного не хватает для того, чтобы стать рентабельными. Их нельзя закрывать. Если бы не кризис, в этом году угольная отрасль впервые обошлась бы без госдотаций. Из 82 шахт, которые были убыточными в 2007 году, в 2008 году таких осталось только пять. То есть резерв для быстрого перехода целого ряда шахт из разряда нерентабельных в рентабельные имеется. Нужны либо инвестиции, либо оптимизация производства. А есть действительно нерентабельные шахты, у которых даже запасов нет. Такие, конечно, придется закрывать.

– Насколько справедливы цены на уголь?

– Сегодня мы понимаем, что в Украине достаточно высокие цены на уголь. Цена на энергетический уголь выше европейской, и энергетики постоянно поднимают вопрос об импорте. С коксующимся углем проще, благодаря импорту из России цена более конкурентна. Впрочем, металлургам необходимо развивать внутреннюю добычу коксующегося угля, потому что это их экономическая безопасность. Тем более что мы обеспечиваем себя коксующимся углем лишь на 30%.

Цена угля в Украине в 2008-2009 годах, $/т

Цена на энергетический уголь в Украине

2008

Январь67
Февраль71
Март72
Апрель73
Май86
Июнь92
Июль95
Август97
Сентябрь74
Октябрь46
Ноябрь45
Декабрь51

2009

Январь42
Февраль40
Март38
Апрель36
Май35

Цена на коксующийся уголь в Украине

2008

Январь201
Февраль254
Март311
Апрель321
Май337
Июнь341
Июль345
Август348
Сентябрь241
Октябрь187
Ноябрь165
Декабрь120

2009

Январь81
Февраль75
Март67
Апрель62
Май60

Источник: Минуглепром

Добыча угля в Украине в 2005-2008 годах, млн т

Год2005200620072008
Всего7880,375,4477,8
В том числе энергетический45,350,1546,9450,98
В том числе коксующийся32,730,1528,526,82

Источник: Минуглепром

Как приватизировали угольные активы

Июль 1992 года. Заключен договор об аренде шахты им. Засядько.

Декабрь 2000 года. Проведена допэмиссия 54% ОАО "Шахта 'Красноармейская-Западная #1'". Эмиссию выкупил концерн "Энерго" за 115 млн грн.

Июнь 2004 года. 92,11% акций ОАО "Павлоградуголь" были проданы за 1,4 млрд грн Авдеевскому коксохимическому заводу, входящему в ЗАО СКМ Рината Ахметова.

Июль 2004 года. 37,54% акций ОАО "Шахта 'Красноармейская-Западная #1'" были проданы за 79,6 млн грн концерну "Энерго".

Ноябрь 2000 года. 61,25% акций ОАО "Комсомолец Донбасса" были проданы за 40 млн грн Авдеевскому коксохимическому заводу, входящему в ЗАО СКМ.

Ноябрь 2004 года. 60% акций ОАО "Краснодонуголь" были проданы за 770 млн грн ЗАО СКМ.

Май 2005 года. 39,9% акций ОАО "Краснодонуголь" были проданы за 469 млн грн ЗАО СКМ.

Июль 2008 года. ГАО "Шахтоуправление 'Донбасс'" вошло в состав ООО "Шахта 'Донбасс'", соучредителем которого выступил концерн "Энерго".

Комментарии 0

Написать комментарий