12.04.2009

Словацкий урок

uaEnergy

6

0

Словацкий урок

Подписав 23 марта брюссельскую декларацию, правительство и Президент Украины создали условия для перехода украинской газотранспортной системы (ГТС) де-факто под европейский контроль. В принципе, по такой схеме функционируют ГТС некоторых стран Восточной Европы, однако это создает потенциальную опасность возникновения противоречий между государством и не зависимым от него газотранзитным оператором.

Особую остроту такой конфликт приобрел, например, в Словакии, где правительство стремится вернуть себе контроль над частично приватизированным национальным газовым монополистом SPP. Властям страны не понравилось, что в трудные времена руководство SPP предпочло выполнять свои обязательства перед западными владельцами и клиентами за счет словацких потребителей газа.

Виктор ТАРНАВСКИЙ

Путь в Европу

Словакия занимает второе место в Европе после Украины по объемам транзита российского газа. С 1971 г. по 1998 г. через территорию страны было проложено пять газопроводов общей протяженностью более 2270 км и совокупной мощностью 90 млрд куб м газа в год.

В состав системы входят четыре компрессорные станции и крупные хранилища природного газа. В 2008 г. через ГТС Словакии было прокачано 73 млрд куб м газа, что составляет 20% его потребления в странах ЕС.

Для управления газовым хозяйством, доставшимся Словакии после распада Чехословакии в 1993 г., в стране была создана компания Slovensky Plynarensky Priemysel (SPP), ставшая национальным монополистом. В ее ведении находилась вся газовая отрасль страны, включая импорт российского газа, его транзит в Чехию и страны Западной Европы, а также розничные продажи газа национальным промышленным и частным потребителям.

В рамках подготовки к вступлению в Европейский Союз (2004 г.) правительство Словакии взяло на себя обязательство приватизировать SPP. Частичная продажа компании состоялась в 2002 г. Словакия оставила в своей собственности контрольный пакет акций — 51%. Но чтобы повысить привлекательность компании, инвестору был гарантирован управленческий контроль над предприятием.

Инвестор — международный консорциум в составе немецкой компании E.ON Ruhrgas и французской Gaz de France — заплатил за 49%-ный пакет 130 млрд словацких крон ($2.7 млрд по курсу на то время). Одновременно был создан независимый государственный регулирующий орган URSO, основной задачей которого являлось утверждение тарифов SPP на поставку и транспортировку газа после проверки их обоснованности.

В 2006 г. в рамках требований Директивы 2003/55/ЕС (выполнять которую, согласно брюссельской декларации, обязалась и Украина) SPP была разделена на три части, которые, впрочем, остаются в 100-процентной собственности компании. Одна из дочерних компаний занимается розничными продажами газа в Словакии (национальное потребление газа составило в 2008 г. чуть меньше 6.5 млрд куб м, все — за счет импорта), другая — Eustream — управляет национальной ГТС. В ведении "головной" — SPP — остались закупки природного газа в России.

Сам по себе процесс разделения SPP проходил не слишком гладко и занял больше полутора лет. Первоначальный проект предусматривал одноразовую выплату государству EUR650 млн, которые предполагалось направить на преференции другим иностранным инвесторам, решившимся на создание новых предприятий в Словакии.

Однако этот механизм был отклонен, поскольку консорциум E.ON Ruhrgas — Gaz de France дал понять, что в ответ им придется поднять внутренние цены на газ, чтобы компенсировать эти затраты. В итоге было принят "нулевой вариант", предполагавший простой трансфер активов без каких-либо дополнительных выплат.

В первые годы между государством и консорциумом не возникало серьезных конфликтов. Система тарифов на местном газовом рынке была реформирована. В течение 2003-2006 гг. происходила постепенная отмена перекрестного субсидирования потребителей с выходом цен на европейский уровень. За это время стоимость газа для домохозяйств увеличилась примерно в 2.5 раза, достигнув к 2006 г. среднего уровня около EUR365 за 1 тыс куб м.

SPP была высокорентабельным предприятием. Причем практически вся прибыль распределялась между акционерами. Так, например, в 2007 г. компания получила EUR554.4 млн чистой прибыли, из которых половина (плюс налог на прибыль) пошла в доход государства.

В 2006 г. премьер-министром Словакии стал Роберт Фицо, неоднократно критиковавший приватизацию стратегических предприятий страны и призывавший к их ренационализации. До лета 2008 г. в отношении SPP никаких мер не принималось. Но мировой финансовый кризис обнажил конфликт интересов "западных" управляющих газовой компанией и правительства Словакии.

Угрозы для монополии

В августе 2008 г. руководство SPP обратилось в URSO с просьбой утвердить 19.8-процентное повышение розничных тарифов на газ для домохозяйств. Как заявляли представители консорциума, цены на газ в стране не повышались с 2007 г., и остаются одними из самых низких в ЕС. В то же время стоимость российского газа, привязанная к мировым котировкам на нефть с 9-месячным лагом, резко подскочила.

Однако правительство, которое официально никак не должно было контролировать URSO, высказалось резко против подорожания газа. Р.Фицо подверг жесткой критике управляющих SPP, впервые публично пригрозив национализацией компании с выкупом ее акций за ту же цену, по которой они были проданы в 2002 г.

Заявление вызвало нешуточный скандал в европейских СМИ. Фактически Р.Фицо предложил SPP субсидировать относительно низкие цены на газ для домохозяйств за счет доходов компании от транзита российского газа, что категорически запрещено европейским законодательством. Словацкий премьер не видел причин, по которым это финансовое бремя должно полностью ложиться на плечи государства. Мол, есть иностранный собственник, которому принадлежит 49% акций компании, пусть и он несет часть затрат.

В начале ноября 2008 г. парламент Словакии принял закон, существенно меняющий механизм принятия решений в SPP. Если ранее прошение в URSO о повышении тарифов могла самостоятельно подавать дирекция компании, контролируемая консорциумом, то теперь этот вопрос был отнесен к полномочиям общего собрания акционеров, где последнее слово оставалось за представителями государства.

В результате, SPP объявила об убыточности своего розничного сегмента по итогам 2008 г., хотя прибыль от транзита позволила перекрыть эти потери. Тем не менее, члены консорциума высказали свое крайнее неодобрение действиями правительства, фактически заблокировавшего повышение цен на газ в 2008-2009 гг.

С началом финансового кризиса вопрос о выкупе государством 49% акций SPP был отложен по причине отсутствия у правительства необходимых средств и непреодолимых разногласий сторон в оценке стоимости пакета. Но противоречия между консорциумом и властью Словакии только обострились, достигнув пика во время российско-украинского газового конфликта в январе 2009 г.

Как известно, Словакия, полностью зависящая от украинского транзита, стала одной из главных жертв этой "войны". В течение двух недель в стране не работали тысячи предприятий, в некоторых регионах возникли проблемы с отоплением в коммунальном секторе. При этом хранилища, находившиеся в распоряжении SPP, были полны газа. Вот только шел он не словацким потребителям, а на запад, согласно обязательствам SPP перед ее клиентами в Германии, Австрии и Италии. Представители компании оправдывались тем, что газ по техническим причинам невозможно было перекачать из хранилищ в национальную сеть, но скандал вышел очень громким.

В результате, в феврале 2009 г. парламент Словакии принял новый закон относительно SPP. Компанию обязали создавать на период с октября по март запасы газа, достаточные для покрытия национального потребления в течение 30 дней (при среднем уровне спроса на газ в холодный сезон). Кроме того, правительство страны получило право в случае острой нехватки газа в стране перекрывать транзитный поток, чтобы использовать газ на внутренние нужды.

E.ON Ruhrgas и Gaz de France выразили в ответ очередные сожаления по поводу "неконструктивной" позиции словацких властей. Однако характерно, что ни одна из компаний пока не собирается расставаться со своим словацким активом. В то же время, правительство Словакии, озабоченное доминированием консорциума на внутреннем газовом рынке, решило найти ему противовес в лице… российского "Газпрома".

В конце января 2009 г. премьер-министр Словакии Р.Фицо и вице-президент "Газпрома" Александр Медведев подписали меморандум о намерениях. В нем заявляется о создании словацко-российского совместного предприятия, которое должно составить конкуренцию SPP. Р.Фицо отметил, что СП будет находиться под контролем словацкой стороны, против чего "Газпром" не возражает.

Предполагается, что новое СП будет поставлять российский газ, прежде всего, крупным промышленным потребителям, вытесняя SPP в убыточный розничный сектор. Кроме того, новая компания может построить в Словакии дополнительные газохранилища.

Иностранные наблюдатели сразу же провели параллель между предложенной системой и реализованным в Украине проектом создания аналогичной посреднической структуры в лице RosUkrEnergo. Однако словацкое правительство, которое таким образом де-факто вернет контроль над национальным газовым рынком, подобная структура вполне устраивает.

Сотрудничество с "Газпромом" важно для словаков и по той причине, что заключенное в декабре 2008 г. 20-летнее соглашение о транзите предусматривает фактическое сокращение поставок. Российская корпорация обязалась прокачать в течение 20 лет через словацкую сеть 1 трлн куб м газа, что составляет в среднем 50 млрд куб м в год, при том что транзитная мощность ГТС достигает 90 млрд куб м в год. Сокращение транзитных потоков через словацкую сеть может быть вызвано, прежде всего, снижением загрузки украинской ГТС, через которую российский газ, собственно, и попадает в Словакию.

Скорее всего, в ближайшем будущем правительство Словакии окажется под жестким прессингом со стороны ЕС, поскольку своими действиями по возвращению контроля над национальным газовым рынком Р.Фицо нарушает сразу несколько директив ЕС. Кроме того, E.ON Ruhrgas и Gaz de France, вероятно, постараются задействовать на полную мощность свои лоббистские возможности. В настоящее время относительно вялая реакция Европейской комиссии на словацкие "художества" объясняется только кризисом. В более благополучные времена сопротивление его планам было бы не в пример жестче.

Украинским властям стоит обратить внимание на словацкий опыт. Ведь реализация брюссельской декларации потребует фактической передачи ГТС под внешнее управление. Как бы потом не пришлось обращаться к рецептам от господина Фицо…

Комментарии 0

Написать комментарий