12.09.2009

Смотри, не НАДРЫвись!

uaEnergy

0

0

Смотри, не НАДРЫвись!

Смотри, не НАДРЫвись!

Власть денег, 14.09.2009, Севгиль Мусаева

За недра Родины воюют и государство, и олигархи. Кто по итогам кампании усилит свое положение в нефтегазовой отрасли, выясняла «ВД».

Украинские недра оказались в треугольнике. С одной стороны — государство, которое вознамерилось вести добычу самостоятельно. С другой — иностранные инвесторы. С третьей — украинские олигархи, которые активно включились в гонку за перспективные месторождения.

Сами с усами

Недавние события вокруг НАК «Надра України» дали правительству повод убить сразу двух зайцев. Во-первых, начать помпезную кампанию по возврату «украденного имущества» в госсобственность. Во-вторых — активизировать передачу части лицензий от НАК «Надра України» на баланс НАК «Нафтогаз України».

Логика правительства понятна — контролировать десятки инвесторов, каждый из которых эксплуатирует по несколько скважин, — сложная задача. К тому же с начала нынешнего года Тимошенко постоянно заявляет о необходимости «соскочить с российской газовой иглы», а передача новых месторождений позволит увеличить НАК «Нафтогаз» показатели добычи.

О том, что НАКу будет, мягко говоря, не до разработки месторождений «Надра України», говорит сразу несколько фактов. Во-первых, на прошлой неделе компания опубликовала финансовую отчетность за 2008 год, где задекларировала убытки в размере 2 млрд грн. Во-вторых, в конце сентября заканчивается срок погашения облигаций на сумму $500 млн, которые НАК пытается в настоящее время ре­структуризиро­вать. Кроме того, до конца года компании предстоит виплатить внешние долги перед иностранными банками в размере около $1,6 млрд, это помимо гигантских проплат за приобретенный у «Газпрома» газ. «Вряд ли в нынешней финансовой ситуации НАК осилит освоение новых месторождений, ведь работы в настоящее время с трудом ведутся и на месторождениях, которые находятся на балансе «Нафтогазу», — считает Геннадий Рябцев, заместитель директора научно-исследовательского центра «Психея». — Очевидно, что без помощи инвесторов здесь не обойтись». Однако, по замыслу правительства, промдобычу на перспективных украинских месторождениях теперь будут вести профильные дочерние компании НАКа — «Укргаз­видо­бування», «Чорноморнафтогаз» и «Укрнафта».

Чей туфля?

Из этих трех компаний самой примечательной является «Укрнафта». 42% этой компании контролируют структуры Игоря Коломойского (группа «Приват»). И хоть 8-го сентября с.г. премьер инициировала проверку шести подразделений «Укрнафти» (Госгорпромнадзор планирует завершить ее к 25 сентября), вряд ли результаты проверки могут негативно отразится на планах олигарха укрепиться на рынке добычи нефти и газа.

«Укрнафта» фигурирует в числе вероятных разработчиков даже в предварительном варианте правительственного постановления о передаче месторождений (о передаче лицензий премьер-министр заявила на заседании правительства 26 августа, однако по состоянию на 8 сентября постановление не было опубликовано). Уже в течение нескольких лет компания пытается получить контроль над одним из наиболее перспективных месторождений (из 19-ти, которые правительство хотело бы передать НАК «Нафтогазу») — Сахалинским. И можно назвать, конечно, совпадением, что правительство решило передать НАКу самое интересное для Коломойского месторождение спустя неделю после того, как собрание акционеров «Укрнафти» в очередной раз было заблокировано представителями «Привата». На нем акционеры должны были принять решения о выплате дивидендов за последние два года, которые катастрофически необходимы украинскому бюджету.

О том, что «Укрнафта» будет бороться за Сахалинское месторождение до последнего, не забывает напоминать и финансовый директор компании Владимир Пустоваров. В комментарии газете «Коммерсантъ» он открыто заявил, что «Укрнафта» будет участвовать в аукционе по продаже лицензий на месторождения, которые не в состоянии освоить НАК.

Впрочем, не намерена сдаваться и компания «Укрнафтобуріння», контроль над которой приписывают бывшему руководителю госкомитета по природным ресурсам Николаю Злочевскому (см. блиц-интервью, стр. 18).

Пока же борьба за разработку Сахалинского месторождения идет в судах. Верховный Суд Украины в начале лета отменил предыдущие решения в пользу компании «Укрнафто­буріння» — этого долгое время добивалась «Укрнафта». Теперь, когда разбирательство началось по новой, «Укрнафта» имеет неплохие шансы доказать свое право на «Сахалинку». Юристы прогнозируют, что до принятия судом окончательного решения может пройти от восьми месяцев до года. Впрочем, источник «ВД», близкий к процессу, утверждает, что участники борьбы… пришли к консенсусу. «Уже найдено понимание между всеми сторонами, и корректное решение будет принято в ближайшее время и станет всем известно», — заверил он «ВД».

Все пропало

Но даже если все лицензии будут переданы госмонополии, государство не сможет осилить работы по разработке и промышленной добыче на данных месторождениях без инвесторов. А с ними как раз есть проблемы.

«Мы пытались решить этот вопрос через МИД Польши, обращались к вице-премьеру Вальдемару Павляку, — с грустью рассказывает Анджей Дизмански, глава правления компании «Девон». — Но безрезультатно». При содействии высокопоставленных чиновников польские инвесторы надеялись добиться продления срока действия лицензии на разработку Сахалинского нефтегазового месторождения, которая закончилась в апреле нынешнего года. Впрочем, хотя они и намерены бороться до последнего, однако вынуждены признать: борьба за месторождение для них фактически окончена.

Неизвестно, как поведут себя остальные инвесторы «Сахалинки», среди которых компании ЗАO «Сахалинское», «Сириус-1». Все инвесторы заявляют, что вкладывали в разработку немалые средства и, вероятно, будут требовать солидной компенсации. Решения правительства будут зависеть и от политической лояльности. К примеру, работы на Сахалинском месторождении ведет компания «Сириус-1», которую связывают с депутатом от БЮТ, президентом футбольной премьер-лиги Виталием Даниловым.

К судебным разбирательствам за свои лицензии по месторождениям, которые правительство хочет передать НАКу, наверняка готовятся и нынешние «счастливчики». В их число, к слову, попал и Нестор Шуфрич, которого связывают с компанией «Восточный геологический союз» (вела работы на Макарцевском газоконденсатном месторождении и Кошевойской площади). Передаются на баланс «Нафтогазу» и лицензии британской компании Cadogan Petroleum (Загорянское месторождение и Пирковская площадь). Так что уже сейчас становится понятно, что процесс передачи лицензий НАКу затянется на долгие месяцы из-за судебной волокиты.

«Я уверен, юристы компаний найдут в договорах сотни проволочек, которые будут затягивать вынесение окончательного решения», — считает Геннадий Рябцев. Механизм, по которому правительство будет передавать лицензии НАКу, еще не разработан, но известно, что Кабмин подключил к процессу Генпрокуратуру и Минюст, а интересы государства в судах будет представлять Минприроды.

Судя по всему, планам Тимошенко и правительства по освобождению от газового ига, даже с помощью «своих инвесторов», не суждено будет сбыться как минимум до президентских выборов. Об обещанном увеличении добычи собственного газа и нефти пока речь также не идет.


Александр Пономаренко: «О неэффективности наших договоров, как ни странно, все время заявляют НАК «Нафтогаз України» и Минтопэнерго»

Бютовец Александр Пономаренко — пятый по счету предправления НАК «Надра України» за последние пять лет. Он возглавляет «Надра України» в разгар кампании по разрыву инвестдоговоров и возвращению ранее отчужденных имущественных комплексов в госсобственность. В интервью «ВД» он поделился своим видением будущего возглавляемой компании, которая переживает далеко не лучшие времена.

В конце августа с. г. Кабмин передал НАК «Нафтогаз України» 19 лицензий на разработку стратегически важных месторождений из ведения «Надра України». Можно ли назвать такие действия началом реорганизации «Надр»?

— Нет. В первую очередь эти действия направлены на усиление работы по защите имущественных прав государства.

В начале весны Минприроды предложило создать компанию-монополиста по разведке углеводородов. В свою очередь Минтопэнерго хотело подчинить функции, которые ранее выполняла компания «Надра України», себе. Что изменилось с весны?

— В июне Секретариат президента поручил Минприроды воздержаться от реорганизации НАК «Надра України» до изучения предложений по развитию компании и их одобрения на заседании СНБО.

Вносились ли изменения в сами предложения?

— По сути предложения остались теми же («ВД» детально писала об этом в статье «Развнедрение», №13 с. г., ). «Нафтогаз» и Минтопэнерго предлагают переподчинить им имущественные комплексы и лицензии на использование недр, т. е. «Нафтогаз» становится монополистом не только в сфере использования, но и разведки месторождений нефти и газа. Предложение же НАК «Надра України» и Минприроды заключается в создании нового предприятия на базе имущественных комплексов, специализирующихся только на поиске и геологической разведке полезных ископаемых.

Какая из предложенных моделей реорганизации компании эффективнее?

— Мы считаем наиболее эффективным наше предложение. Наш аргумент остается тем же: передача «Нафтогазу» всех спецразрешений на пользование недрами и имуществом может привести к упадку геологоразведочной отрасли.

На чем базируется ваше утверждение?

— На том, что для НАК «Нафтогаз України» как добывающей компании приоритетной была и остается именно добыча углеводородов, а не разведка и прирост новых запасов.

Сторонники реорганизации «Надр» настаивают на том, что вы заключали инвестдоговоры в силу отсутствия бюджетного финансирования. И что договоры эти неэффективны…

— О неэффективности наших договоров, как ни странно, все время заявляют НАК «Нафтогаз України» и Минтопэнерго, т. е. третьи стороны, что, согласитесь, некорректно. Расставим точки над «i». Компания получает бюджетное финансирование, позволяющее выполнять госзаказ по приросту запасов полезных ископаемых. Однако в связи с ежегодным уменьшением финансирования мы заключили, начиная с 2000 года, свыше 50 договоров о совместной деятельности. Привлечение этих средств позволило сохранить дееспособность геологических предприятий. «Надра» продолжают работать с иностранными инвесторами. Indasmin Enerdgy, к примеру, уже с начала 2009 года инвестировали $800 тыс. для проведения буровых работ и возобновления многомиллионного (свыше $70 млн) инвестпроекта в АРК.

Что же касается неэффективных договоров, то мы принимаем меры по их расторжению.

Заденет ли реорганизация интересы частных инвесторов?

— На интересы инвесторов, с которыми компания уже работает, она повлиять не должна. В случае реорганизации права и обязанности «Надр» перейдут к ее правопреемникам, и Минприроды в 30-дневный срок со дня предоставления необходимых документов должно переоформить спецразрешения.

Каковы результаты ревизии документов НАК «Надра України» межведомственной комиссией, созданой на заседании правительства 20 августа?

— Комиссия не обнаружила пропажи оригиналов уставных документов и договоров, заключенных компанией, а также других документов, которые подлежат учету.


Николай Злочевский: «Неправильно разрывать договоры, нужно было НАК «Надра України» в полном объеме передать НАК «Нафтогаз України»

Соучредитель компании «Инфокс», которому приписывают контроль над компанией «Укрнафтобуріння», в 2003-2005 годах возглавлял Госкомитет Украины по природным ресурсам. Возможно, именно опыт работы в государственной и частной сферах нефтегазового сектора позволяет Злочевскому утверждать, что разработкой месторождений должна ведать НАК «Нафтогаз України», но при посильной помощи инвесторов.

В конце августа с. г. правительство приняло решение, по которому 19 лицензий НАК «Надра України» были переданы на баланс НАК «Нафтогаз України». Можно ли говорить о том, что Кабмин приступил к реорганизации НАК «Надра України», ведь о необходимости реформы компании говорилось неоднократно?

— Пока нет постановления, думаю, о реорганизации говорить оснований нет. Была попытка создать прецедент, но создать его вряд ли удастся — компании постараются в судах отстоять свои лицензии.

«Надра України» совместно с Минприроды предлагают оставить за компанией разработку. Оппоненты же выступают против. С вашей точки зрения, «Надра» стоит спасать?

— НАК «Надра» не выполняет своих функций (проведение геологоразведывательных работ — прим. «ВД»). Это не вина правительства — это в принципе было мертворожденное дитя. Все ее дочерние компании либо банкроты, либо имеют огромные долги по зарплатам. На предприятиях нет ни одного адекватного руководителя. «Надра України» создавалась в надежде на привлечение инвестиций. Инвестора нужно было заинтересовать стабильной работой, а не постоянной сменой директоров, каждый из которых вел свою игру и стоял за каким-то кланом. Поэтому нормальных инвесторов там и не появилось. Как можно в такой ситуации спасти компанию в условиях кризиса, и нужно ли?

Вы поддерживаете программу по разрыву инвестдоговоров и передачу лицензий «Нафтогазу»?

— Неправильно разрывать договоры, нужно было НАК «Надра» в полном объеме передать НАК «Нафтогаз», читай — «Укргазвидобування». Это вполне живое, рабочее, мощное предприятие.

Единственный риск — время. Не менее года может уйти на проведение ревизий, передачу имущества, и это при условии, что работать будут специалисты. Если же имуществом займутся непрофессионалы — кампания может и на два года растянуться.

Весной Минприроды предлагало создать отдельную компанию, которая могла бы объединить все добывающие активы. Имеет ли такая идея право на жизнь, и будет ли она интересна частному капиталу?

— Абсолютно уверен, что будет интересна, — вы на «Газпром» посмотрите, он по такому же принципу работает. Но только с условием, что контрольный пакет такой компании должен находиться в управлении государства.

Справится ли «Нафтогаз України» в нынешней ситуации с разработкой новых месторождений?

— Сейчас бурение производится установками, которые еще Ленина видели. А можно было бы, к примеру, взять с баланса «Надр» несколько зданий во Львове, которые никому не нужны, а рыночная цена им — $35-40 млн, продать и купить новые буровые установки. Но государство ведь этого не делает. На разработку месторождения с помощью нового оборудования уходит около четырех месяцев, старым советским — 14. Получается, что у нас государство само себя обворовывает.

Зачем отдавать государству месторождения, если у него нет средств и оно не может эффективно управлять разработкой? Пусть отдает месторождения инвесторам, создает им вменяемые условия, а за собой оставляет жесткий контроль.

Одно из самых перспективных месторождений — Сахалинское — пошло уже по второму судебному кругу (в начале июля Верховный Суд отменил предыдущие судебные решения в пользу компании «Укрнафтобуріння», теперь рассмотрение ведется в первой инстанции. Этого решения суда добивалась «Укрнафта» (42% акций принадлежит группе «Приват»). А Кабмин принимает решение о его передаче НАК «Нафтогаз». Как это возможно?

— По данному месторождению есть несколько судебных постановлений, запрещающих делать что-либо с данной лицензией. Нужно ждать следующего суда и его решения.

Но это время, убытки инвесторов и государства…

— А работы и не велись.

Инвестор, компания «Девон», заявлял, что велись...

— О! Из всех инвесторов это самая удивительная компания! Если бы их попросили отчитаться, просто по бумагам, которые существуют в НАК «Надра України» (а это страшное зрелище), они показали бы, что вложили $35 млн. По факту же у них всего две скважины в аренде, пробуренные государством. Так что не все так просто.


Георгий Филипчук: «Я боюсь, что лицензии на разработку стратегически важных месторождений окажутся «в ломбарде»»

Вне всяких сомнений, последние несколько месяцев больше всего проблем министру охраны окружающей среды доставляют вопросы, связанные с разработкой и промдобычей на украинских нефтегазовых месторождениях. В интервью «ВД» министр рассказал о том, как будут уживаться два НАКа.

В конце августа с. г. Кабмин решил передать НАК «Нафтогаз України» 19 лицензий на разработку стратегически важных месторождений из ведения НАК «Надра України». Почему, с вашей точки зрения, такое решение было принято именно сейчас?

— В том, что вопрос актуализировался сейчас, не вижу особой подоплеки. Государство должно объединить усилия и возможности по геологическому изучению и добыче ресурсов. Это оно и пытается сделать.

Передача лицензий «Нафтогазу» — первое серьезное мероприятие по передаче стратегических месторождений с точки зрения энергетического баланса Украины. И я считаю, что это абсолютно обосновано.

Компания «Надра України» специализируется на геологическом изучении, а «Нафтогаз» — занимается промышленной добычей. В такой ситуации приоритет в отношении изучения, разработки и эксплуатации должен отдаваться «Надрам», а «Нафтогаз» в ближайшие несколько лет должен нарастить добычу углеводородов.

Как «Нафтогаз» в нынешней ситуации сможет использовать то, что ему передает Кабмин? Компания находится в сложном финансовом положении. Средств не хватает на добычу газа на своих месторождениях, а тут еще 19 дополнительных...

— Действительно, положение «Нафтогазу» остается довольно сложным. Не хотелось бы, чтобы оно ухудшилось, особенно учитывая, что есть стороны, заинтересованные в этом. Самый нежелательный вариант развития событий — банкротство компании, о котором даже не хочется говорить. Я очень боюсь того, что лицензии на разработку этих стратегически важных месторождений окажутся «в ломбарде» из-за сложной финансовой ситуации «Нафтогазу».

Как правительство намерено решать вопросы с инвесторами? По самым перспективным месторождениям годами идут судебные разбирательства. Ведь процесс передачи также может быть заблокирован из-за новых исков инвесторов, которые вкладывали средства в разработку.

— Мой прогноз: судебные процессы по Сахалинскому и остальным месторождениям, которые разрабатываются по договорам о совместной деятельности, будут. Это очень острый вопрос, но нужно к нему подходить, в первую очередь учитывая интересы государства. Тут нужно найти компромисс, и я на это надеюсь.

Хотелось бы, чтобы накануне выборов не принимались эмоциональные, спонтанные решения. Надеюсь, что правительству хватит терпения и сил разобраться и довести все дела до конца.

Как обстоят дела с имуществом, которое правительство собирается возвращать в свою собственность (правительственная дача «Межигорье», здания компании по улице Владимирской)?

— Наше министерство, наряду с Минюстом, внимательно изучает вопрос, связанный с отчуждением имущественных комплексов НАК «Надра України». У правительства есть серьезные основания для судебных исков: передача этих объектов происходила без соответствующего на то решения.

Весной Минприроды выступало за создание новой компании, которая занималась бы разведкой, Минтопэнерго поддерживало идею реструктуризации «Надр України» и передачу углеводородных месторождений на баланс «Нафтогазу». Разработку же остальных месторождений Минприроды предлагало оставить за собой. Какой вариант можете назвать более подходящим?

— Я не считаю, что создание дополнительных компаний сегодня необходимо. Усилия государственных компаний должны быть интегрированы. Компания «Надра» должна сосредоточиться на сфере геологического изучения, разработке. Поскольку возможности для осуществления этих функций у компании есть, этим она и будет заниматься в ближайшее время.

Комментарии 0

Написать комментарий