05.05.2009

Метан в законе

uaEnergy

11

0

Метан в законе

Комитет ВР по вопросам ТЭК, ядерной политики и ядерной безопасности в начале апреля представил на рассмотрение экспертов законопроект "О газе (метане) угольных месторождений", принятый ВР в первом чтении. Однако законопроект, поддерживаемый Минтопэнерго Украины и американскими экологами, финансистами Мирового банка и ЕБРР, не вызвал оптимизма у горных экспертов.

Галина РЕЗНИК

Одним выстрелом

Законопроект регламентирует деятельность в сфере геологоразведки и промышленной добычи метана угольных пластов. В нем представлен ряд пунктов относительно стимулирования этой деятельности. Сформулированы и принципы построения государственной политики в данной сфере, которая должна включать содействие диверсификации источников поставок энергоносителей, обеспечение рационального использования недр, а также стимулировать развитие международного сотрудничества и внедрение инновационных технологий разведки, добычи и использования метана угольных пластов.

Представители Национального агентства Украины по вопросам обеспечения эффективного использования энергетических ресурсов (НАЭР), а также Агентства по рациональному использованию энергии и экологии АРЕНА-ЭКО (агентство определено координатором работ по использованию метана угольных пластов), Посольства США в Украине, Министерства охраны окружающей среды США, Национальной северо-западной тихоокеанской лаборатории США и Международного энергетического агентства одобрили этот законопроект, выразив полную поддержку всем его положениям. Фактически, он определяет правила игры на будущем метановом рынке Украины, а наличие таких правил должно привлечь иностранных инвесторов.

Советник по экономическим вопросам посольства США в Украине Эдвард Каски сообщил, что американские компании уже 12 лет сотрудничают с Украиной в сфере уменьшения метановых выбросов в атмосферу и использования этого газа в качестве энергоносителя. Он отметил также, что США имеют богатый опыт в сфере добычи и использования метана, в том числе и в Украине.

В свою очередь, глава НАЭР Игорь Черкашин (в настоящее время — первый заместитель председателя НАЭР - начальник Государственной инспекции по надзору при НАЭР. — Ред.) заявил: "До недавнего времени шахтный газ метан рассматривался в Украине исключительно через призму безопасного ведения угледобывающих работ. Конечно, это весомый фактор, но использование его как альтернативного вида топлива имеет не меньшее значение".

Кроме того, он сообщил, что обсуждается возможность создания специализированного метанового центра, главной задачей которого будет организация добычи метана и его использования в промышленных целях. Планируется также разработать специализированную госпрограмму для развития этой деятельности.

Основной акцент в законопроекте сделан на добычу метана, которая будет проводиться перед промышленной разработкой угольных пластов. С этой целью предлагается запретить разработку новых пластов без их предварительной дегазации. Таким образом должны быть решены сразу две задачи: обеспечение безопасности шахтеров и добыча ценного энергоносителя (запасы метана в Украине составляют 14-22 трлн куб м). Кроме того, предполагается, что промышленную добычу метана можно будет производить и в уже закрытых шахтах.

В законопроекте предусмотрено, кто именно будет всем этим заниматься — либо сами недропользователи (владельцы лицензий на добычу угля), либо специально уполномоченные организации. Скорее всего, основным метанодобытчиком должен стать "Нефтегаз" (во всяком случае, его представители активно за это ратуют). А взаимоотношения субъектов деятельности в этой сфере, опять же, регламентируются положениями нового законопроекта.

Однако, к изумлению законодателей, украинские горняки отнеслись к их детищу скептически. На проведенном в начале апреля круглом столе "Добыча и использование шахтного метана" эксперты угольной отрасли выразили недовольство основной идеей законопроекта.

Отраслевые скептики

Наиболее критическим было выступление заместителя гендиректора АП "Шахта им.Засядько" Бориса Бокия. У этого опытнейшего специалиста оказались серьезные основания для возмущения. Сначала Б.Бокий упрекнул законодателей за неверное использование терминологии: "В законопроекте все время употребляется термин "добыча метана", а это — неправильно". Он разъяснил депутатам, что в шахте нет понятия "добыча метана", есть понятие "дегазация". А дегазация производится из соображений безопасности, это — самая главная проблема, однако "в законопроекте безопасность отодвинута очень далеко".

При этом эксперт отметил, что существующие технологии по предварительной добыче метана не подходят для украинских условий. "Хорошо, если бы сегодня американские специалисты дали нам технологию, которая обеспечивала бы возможность извлекать этот метан. Причем технологию, пригодную для наших условий, где проницаемость пород не соответствует американским. Пока нет такой технологии, говорить о промышленном извлечении метана просто нельзя, а ее сегодня нет — ни в Украине, ни в России, ни в Германии, ни в Польше. Европейские технологии тоже не подходят для предварительной добычи метана. Все это знают", — заявил Б.Бокий. При этом он заметил, что "Газпром" потратил десятки миллионов долларов на попытки предварительной добычи метана.

Старший менеджер проектов Киотского протокола "Метинвест Холдинг" Виктор Скаршевский в своем выступлении отметил, что пока не существует апробированной технологии, требование предварительной дегазации приведет только к увеличению затрат угледобывающих предприятий: им придется проводить бессмысленное предварительное бурение, в дополнение к действительно необходимой дегазации в процессе добычи угля.

Фактически, отраслевые специалисты указали законодателям на проблему, которая в законопроекте просто не учитывается: в мире не существует технологии предварительной добычи метана, пригодной для условий Донбасса. И вряд ли ее, в принципе, можно разработать. Если же принять эту проблему во внимание, то требование обязательной дегазации пластов до начала добычи угля просто теряет смысл.

В ходе дискуссии авторы законопроекта утверждали, что он просто определяет правила игры, наличие которых поможет привлечь иностранных инвесторов. По их мнению, инвесторы сами сумеют определить, что можно сделать в наших условиях, а что — нет. Однако представители отрасли резонно указали, что инвесторы-то определят, и участвовать в таких проектах не станут, а вкладывать деньги в бессмысленную деятельность придется именно угольным предприятиям Украины.

Аргументы и факты

Стремление украинских властей диверсифицировать источники энергоносителей вполне понятно. Непонятно другое: почему они в этом стремлении игнорируют очевидные факты. А реальность такова, что на сегодняшний день промышленная предварительная добыча метана угольных пластов в условиях Донбасса — просто миф.

Известно, что для добычи метана пригодны далеко не все угли. В отличие от традиционных полей, где природный газ находится в свободном состоянии в пористых коллекторах, в угольных пластах метан сорбирован углем или защемлен в мельчайших трещинах. Чтобы его извлечь, необходимо раскрыть трещины и создать условия для десорбции. С этой целью, в США и некоторых других странах применяются специальные технологии, включающие гидроразрыв угольного массива и откачку пластовых вод.

Однако антрацит, залегающий в Донбассе, отличается высокой плотностью и чрезвычайно низкой проницаемостью пластов. Поэтому газ, несмотря на его высокую концентрацию, просто невозможно извлечь. Месторождения же длиннопламенных бурых углей бедны метаном.

К самым перспективным в плане добычи этого газа относятся угли, занимающие промежуточное положение между бурыми углями и антрацитом. Именно такой уголь залегает в Кузбассе, и именно за счет этих месторождений пытается увеличить свою ресурсную базу "Газпром".

Это не означает, что получать угольный метан в Украине невозможно в принципе. Просто существуют два совершенно разных способа его добычи: скважинный и шахтный (на полях действующих шахт). Извлечение метана с помощью специально пробуренных скважин обеспечивает возможность добычи газа в промышленных масштабах.

В 80-х годах прошлого века началась разработка таких технологий в США, и новая отрасль быстро развивалась: объем добычи составил 5 млрд куб м уже в 1990 г., 27.6 млрд куб м — в 1995-м, а в 2005 г. достиг 50 млрд куб м. Фактически, сейчас в стране метан угольных пластов составляет около 8% от добычи традиционного природного газа. Возникли "метановые" отрасли также в Австралии, Канаде и Колумбии. Во всех этих странах газ извлекают как попутно с добычей угля, так и перед началом разработки новых месторождений.

Существенно, что в этих странах угли имеют развитую пористую структуру, а пласты толщиной до 20 м залегают близко к поверхности земли. В Украине же (как и в российской части Донбасса) средняя толщина пластов составляет около 2 м, а залегают они, в основном, на километровых глубинах. Поэтому скважинный способ в наших условиях непригоден.

Остается только шахтный вариант, который дает возможность получать метан в небольших количествах одновременно с добычей угля, чтобы использовать его, в основном, для собственных нужд добывающих предприятий. Правда, применение такого способа затруднено значительными колебаниями объемов поступающей газовоздушной смеси и концентрации в ней метана.

Понятно, что можно поручить американским специалистам разработку скважинной технологии добычи метана, пригодной для наших условий, если, разумеется, оплатить их работу. Понятно и то, что они за это возьмутся.

Но, очевидно, что основа американской технологии — гидроразрыв — непригодна для пластичных углей Украины. А сумеют ли американцы, потратив наши деньги, изобрести что-нибудь принципиально новое — большой вопрос.

Ведь у нас первые программы, направленные на разработку технологий промышленной добычи метана угольных пластов начались еще в 1978 г., и в них были задействованы крупнейшие отраслевые НИИ. Тем не менее, технология так и не появилась, а уровень украинских специалистов был не ниже, чем американских.

Поэтому наши эксперты и убеждены в невозможности промышленной добычи метана угольных пластов в Украине. Соответственно, в обозримом будущем и речи быть не может о диверсификации источников энергоносителей за счет этого газа.

Таким образом, остается только шахтный способ добычи, который используется в Украине давно. Кстати, и на АП "Шахта им. Засядько", и на некоторых угольных предприятиях "Метинвеста" утилизация метана тоже производится. Проект, реализованный на "Шахте им. Засядько", — крупнейший в Украине по количеству сокращений выбросов и крупнейший в Центральной и Восточной Европе по утилизации шахтного метана. А в объединении "Краснодонуголь", входящем в состав "Метинвеста", реализован проект на шахте "Суходольская-Восточная", разработанный с использованием механизмов Киотского протокола. Проект осуществляется в партнерстве с Международной финансовой корпорацией (IFC) (одна из организаций Группы Всемирного банка, которая осуществляет инвестиции в частном секторе).

Виктор Скаршевский рассказал "ЭнергоБизнесу", что сейчас в компании на разных стадиях реализации находятся еще 10 проектов, связанных с механизмами Киотского протокола, и часть из них направлена на утилизацию шахтного метана. В частности, такой проект компания планирует реализовать на шахте "Молодогвардейская". Правда, на "Суходольской-Восточной" метан пока используется только в шахтной котельной, а частично — сжигается в факельных установках, но позднее в некоторых проектах этот газ будет использоваться для генерации электроэнергии. Для этих целей компания планирует приобрести когенерационные установки. Однако ни в одном из этих случаев речь не идет о промышленной добыче метана.

Комментарии 0

Написать комментарий